Никарагуанский канал и преобразование Латинской Америки

30.06.2019

Строительство межокеанского Никарагуанского канала является ярким примером того, как Китай преобразует Латинскую Америку. Это касается преобразований не только в экономической, но и в политической сфере.

Следует четко понимать, что такая тенденция не являются следствием прямых указаний китайскому бизнесу со стороны центрального правительства Китайской Народной Республики и Коммунистической партии. Наоборот, проникновение Китая в Латинскую Америку связано со стремлением китайских банков и частных инвесторов как можно быстрее занять пустующую нишу на латиноамериканском рынке.

Нет сомнения в том, что китайская экономическая экспансия в Латинскую Америку пользуется поддержкой официального Пекина. Однако ключевая роль китайского правительства, заключается не только в том, чтобы продвигать свой бизнес за рубежом, но и в том, чтобы дать понять частному бизнесу, что такого рода деятельность входит в сферу стратегических интересов КНР, и таким образом, поощрять их к более активной деятельности в различных частях света.

Строительства «второго межокеанского Панамского канала», стоимость которого оценивается в 40 миллиардов долларов, по своему размаху, не имеющего себе равных в мире, свидетельствует о новых стратегических возможностях Китая.

За последние годы в прессе появилось много публикаций, рассказывающих о том, как китайские государственные компании завоевывают Латинскую Америку, но, к сожалению, мало кто писал о том, как удается латиноамериканским бизнесменам налаживать контакты с китайскими партнерами и получать от них средства для финансирования совместных проектов.

А таких примеров немало.

Так, например, аргентинский предприниматель Франсиско Макри с участием китайского капитала построил несколько заводов на Огненной Земле, а также создал консорциум железнодорожной сети Belgrano Cargas для перевозки грузов.

Аргентинские и китайские предприниматели довольно успешно развивают гостиничный бизнес, в том числе на Багамских островах и в Доминиканской республике.

Концессию на строительство Никарагуанского канала получила гонконгская компания Nicaragua Canal Development Investment Co Ltds (HKND Group), владельцем которой является Ван Цзин. Рассказывают, что ему удалось это сделать благодаря протекции сына президента Никарагуа.

Поражает, с какой легкостью никарагуанцы пожертвовали своим суверенитетом ради осуществления проекта.

13 июня 2013 года парламент Никарагуа одобрил выделение в 50-летнее управление гонконгской компании Nicaragua Canal Development Investment Co Ltds участка земли для строительства нового канала, который соединит Тихий и Атлантический океаны (аренда может быть продлена еще на 50 лет). Китайцы также получили разрешение на строительство глубоководных морских портов в Коринто и Monkey Point (Карибское побережье Никарагуа). Рассматривается возможность участия китайского бизнеса в строительстве железной дороги между Атлантическим и Тихим океаном, а также нового международного аэропорта.

В рамках подписанного соглашения между правительством Никарагуа и HKND Group предусматривается все спорные вопросы рассматривать в международных судах, в случае необходимости неустойка будет погашаться за счет Центрального банка Никарагуа.

Другими словами: в обмен на инвестиции, китайцы получили право самостоятельно решать, кто будет делать проектные изыскания и вести строительство канала. Кроме того, если в будущем, новое руководство страны не согласиться выполнять условия подписанного соглашения и попытается взять под свой контроль управление каналом или задумает его экспроприировать, то тогда все спорные вопросы придется рассматривать в международном суде, а штрафы и неустойки платить Центральному банку Никарагуа.

На первом этапе проведения проектно-изыскательских работ планируется вложить 100 миллионов долларов. По данным компании HKND Group, все инвестиции на этой фазе строительства, будут сделаны владельцем компании — китайским миллиардером Ван Цзином.

Кроме того, компания заявила о своей заинтересованности в поисках глобальных инвесторов для финансирования основной части проекта. Найти 40 миллиардов долларов, конечно, будет нелегко на традиционных рынках капитала. Для этого потребуется доказать, что канал будет жизнеспособным после выплаты капитальных затрат и вычета эксплуатационных расходов (потенциально очень высоких). Эти вопросы вызывают определенную обеспокоенность у экспертов, несмотря на то, что пока не было проведено никаких детальных исследований.

Также нельзя не учитывать, что проект имеет высокую степень рисков, так как почти полностью находится в руках частной компании, которая не имеет опыта в строительстве и логистике столь сложного объекта. Сорокалетний владелец HKND Group Ван Цзин среди прочего бизнеса имеет лишь небольшую строительную фирму.

Таким же образом, хотя HKND Group гарантирует частным инвесторам высокую степень юридической защиты, нельзя избежать неопределенностей, которые возникают в связи со строительством самого большого объекта в Западном полушарии. Ведь канал будет строиться на территории страны, в которой не всегда соблюдаются правовые и административные нормы, а также и прозрачность при принятии решений.

Проблемы усугубляются еще и географическим расположением Никарагуа, так как страна находится на пути нелегальной переброски наркотиков из Южной Америки в США и Канаду.
Кроме того, существует довольно много других факторов, которые могут привести к удорожанию проекта, как, например, увеличение расходов при проведении геологических исследований, а также уменьшение экологических последствий. Нельзя забывать и о возможном политическом сопротивлении строительству канала со стороны коренного индейского населения.

Маловероятно, что г-н Ван Цзин смог стать миллиардером, не просчитывая риски при ведении бизнеса. Если он решился инвестировать 100 миллионов долларов из собственного кармана, то у него для этого должны быть веские аргументы.
По крайней мере, китайский бизнесмен должен был рассмотреть три варианта.

В первом варианте, он рассчитывает привлечь для технико-экономического обоснования
проекта известные западные консалтинговые фирмы, чтобы затем иметь веские аргументы для привлечения потенциальных западных инвесторов.

При реализации второго варианта, Ван Цзин попытается сохранить контроль над каналом, при этом в долгосрочной перспективе консорциум будет расширяться за счет привлечения ключевых игроков в таких сферах, как логистика, управление и финансы.

И, наконец, при реализации третьего варианта, Ван Цзин не будет делать основную ставку на привлечение капитала на Западе, а попытается использовать свои высокие связи в Китае, чтобы заинтересовать китайские банки профинансировать многомиллиардный мега-проект.

В случае реализации первого или второго варианта прибыль китайского миллиардера может составить 1000% в ближайшие 3-4 года. Консалтинговые фирмы, участвующие в проекте, также будут иметь хорошую выгоду от этой сделки. В последующем Никарагуанский канал, как и Панамский, может управляться международным консорциумом.

Хотя вполне возможно, что после того, как консалтинговые фирмы и местные партнеры получат свою прибыль, проект может быть свернут или его строительство будет перенесено на более поздние сроки. Также можно предположить, что в случае реализации проекта между мировыми строительными компаниями развернется ожесточенная борьба за право участия в строительстве канала.

Реализация третьего варианта позволит китайцам получить полный контроль над наиболее важным новым центром логистики в регионе и транспортным узлом. Невозможно себе представить, чтобы китайские крупные банки и строительные компании стали бы участвовать в проекте без молчаливого согласия китайского правительства.

Однако китайское правительство пока проявляет осторожность и никак не комментируют свое участие в строительстве канала, опасаясь возможных негативных последствий со стороны западных стран. Главное — добиться участия в проекте западных консалтинговых фирм, которым доверяет Вашингтон.

В любом случае, будет ли построен Никарагуанский канал с участием западного или китайского капитала, главное — не допустить, чтобы новая транспортная артерия превратилась в рычаг давления, как это случилось с Аргентиной в 2010 году. Тогда КНР отказалась от закупок сои, сославшись на повышение цен на сельскохозяйственную продукцию.

Строительство Никарагуанского канала несомненно изменит стратегическую обстановку в Латинской Америке и повлияет на будущее Никарагуа. Но пока еще рано говорить, кто выиграет, а кто проиграет от реализации проекта 21 века.