Все на борьбу с утечкой капиталов

01.07.2019

Путин предложил конкретные меры по деоффшоризации российской и мировой экономик.

На встрече с представителями Гражданского саммита G20, президент Владимир Путин заявил о необходимости предпринимать шаги по деоффшоризации мировой и российской экономик. Он добавил, что Россия отнюдь не является лидером среди оффшорных экономик. «Может быть, мы одни из лидеров по уводу средств в оффшоры, но мы не лидеры по созданию этих оффшоров», – заявил президент.

Между тем Международный консорциум журналистов (ICIJ) опубликовал на официальном сайте организации базу данных компаний и имен тех, кто стоит за счетами в оффшорных зонах. Всего в базе числятся порядка 100 тысяч «секретных компаний и счетов», которые были размещены на Британских Виргинских, Каймановых островах, островах Кука и в Сингапуре. За оффшорными счетами и фондами компаний стоят, как правило, правительственные чиновники, члены их семей и другие высокопоставленные официальные лица из России, Канады, Азербайджана, Филиппин, Монголии и других стран.

О необходимости борьбы с оффшорами, кстати, первой заговорила не правящая партия, а оппозиционная «Справедливая Россия». Лидер «эсеров» Сергей Миронов в течение нескольких лет безуспешно доказывал власти, что оффшорная экономика, в которой находится уже 70 % российской собственности, губит нашу страну. И вот, наконец, президент Путин его услышал. Как говорится, лучше поздно, чем никогда.

Для России борьба с оффшорами особенно актуальна в связи с непрекращающимся вывозом капитала. В первом квартале нынешнего года чистый отток капитала из страны уже достиг 25,8 млрд долларов, при этом базовый сценарий Банка России на весь 2013 год предполагает чистый отток капитала всего лишь в размере 10 млрд долларов. Правда, Минэкномразвития оценивает ситуацию по-другому. По прогнозу ведомства отток капитала в 2013 году составит 30-35 млрд долларов. Но это чистый вывоз, а российский бюджет в результате использования легальных возможностей минимизации налогообложения теряет до 50 млрд долларов в год.

Одним из лидеров по созданию оффшорных зон в мире является Великобритания, и руководство этой страны уже обращает внимание на то, что с этой проблемой необходимо бороться. По мнению президента Путина, для эффективной борьбы с оффшорами нужно в первую очередь наладить обмен налоговой информацией между странами мира. Эта тема может стать ключевой на саммите G20 в Санкт-Петербурге в сентябре 2013 года.

«Борьба с уходом от налогов через оффшоры является очень сложной и трудоемкой задачей. Для этого важно использовать не только национальные, но и международные инструменты регулирования. В качестве одной из мер деоффшоризации Россия предлагает заключать двусторонние соглашения с оффшорными и низконалоговыми юрисдикциями», – сказал президент Путин в интервью РИА «Новости». Двусторонние соглашения – необходимая, хотя и недостаточная мера для борьбы с уходом капитала в оффшоры, но для деоффшоризации российской экономики это своевременный и полезный шаг, считают эксперты.

Предложение Путина заключать соглашения с оффшорами может принести пользу не только России, но и всем странам мира, однако его очень сложно реализовать на практике, заявил эксперт Американского института предпринимательства, бывший замдиректора департамента МВФ по разработке стратегии и анализу Десмонд Лэчман. По его мнению, учитывая большое число налоговых убежищ, маловероятно, что какая-то страна достигнет соглашений со всеми предполагаемыми оффшорами, к тому же будет сложно предотвратить появление новых.

Таким образом, благодаря российскому президенту проблема оффшоров приобрела уже не экономический, а политический характер. Согласно последнему отчету международной исследовательской организации Tax Justice Network (TJN), занимающейся независимыми расследованиями в области уклонений от уплаты налогов, на банковских счетах оффшорных юрисдикций находится

от 21 до 32 триллионов долларов. И это без учета нефинансовых активов, таких как яхты, особняки, дворцы, замки, многочисленные предметы роскоши и произведения искусства.

Сегодня до 30 % стран мира имеют те или иные признаки оффшоров. Некоторые страны не числятся в списках, но под их юрисдикцией могут находиться территории, имеющие явные признаки оффшоров. Первые «налоговые гавани» возникли в США и Великобритании. Сейчас только в британской юрисдикции 12 оффшоров, у США есть «внутренние» оффшоры (Делавэр, Вайоминг) и островные. В зоне Евросоюза находится не менее 10 юрисдикций с признаками оффшора, таких как Нидерланды, Монако, Мальта, Андорра, Люксембург, Лихтенштейн, Кипр, Ирландия и другие.

Однако для России проблема оффшоров гораздо более актуальна, чем для той же Британии или США, потому что у них наблюдается не отток, а наоборот – огромный приток капиталов в экономику. Накануне, обращаясь с бюджетным посланием, Путин призвал ограничить возможности оптимизации налогов на льготной основе и перевода прибыли в оффшоры. «Мы должны создать такие налоговые условия, чтобы вкладывать деньги в России было выгоднее, чем прятать их где-то на островах или тратить на предметы роскоши», – заявил глава государства.

Напомним, что в марте на заседании правительства премьер-министр Дмитрий Медведев даже предложил создать на собственную оффшорную зону на Дальнем Востоке. «Может быть, часть наших денег, которая на Кипре, а также в других зонах, которые не упоминаются по понятным причинам, типа Британских Виргинских островов, к нам вернется?» – задал риторический вопрос глава правительства.

Между тем, на войну с оффшорами уже встали депутаты Госдумы. Чтобы работать с оффшорами было невыгодно, они предложили ограничить в правах компании, зарегистрированные в налоговых юрисдикциях, а также российские фирмы, которыми они частично владеют. Ограничения перечислены в проекте поправок в закон о противодействии отмыванию доходов, которые уже внесены в Госдуму.

Предлагается запретить заключать с такими компаниями договоры, предусматривающие экспорт из России товаров и технологий, которые включены в перечень, утвержденный правительством. А также ввести запрет на участие в приватизации государственного и муниципального имущества. И еще оффшорным компаниям могут запретить владеть на праве собственности акциями акционерных обществ, осуществляющих производство продукции, имеющей стратегическое значение. Их предлагают лишить права на получение субсидий и инвестиций из бюджетов всех уровней. Кроме того, оффшорные компании не должны быть поставщиками товаров, работ и услуг для государственных и муниципальных нужд, для госкорпораций, госкомпаний в сфере электроснабжения, газоснабжения, теплоснабжения, водоснабжения, водоотведения, очистки сточных вод, утилизации твердых бытовых отходов, а также для всех остальных предприятий, в уставном капитале которых есть доля государства или муниципалитета.

Однако, как считает главный научный сотрудник Института экономики РАН Борис Хейфец, все это вряд ли поможет. По мнению эксперта, для борьбы с оффшорами нужно в первую очередь пересмотреть соглашения об избежании двойного налогообложения и отменить льготы для иностранных компаний. Сейчас компании, работающие в юрисдикциях, с которыми заключены такие соглашения, пользуются льготами по налогообложению в России доходов в виде дивидендов, процентов, «роялти» и «пассивных» доходов.

Аналитик советует также следить за трансфертным ценообразованием, которое позволяет продать продукцию по заниженной цене внутри холдинга, зарегистрированной в оффшоре компании, и уплатить меньше налогов. Потом эта же компания продает продукцию уже по рыночной цене, а прибыль оседает за рубежом. Правда, за такими сделками следят налоговики, но компании научились обходить закон – проверять цены сложно, а факт их занижения практически невозможно доказать в суде.

Тем временем, выводить финансовые компании в оффшоры – это не российское изобретение, многие зарубежные компании имеют финансовых «дочек» в оффшорах. Оффшор – понятие для бизнеса чисто техническое. Например, финансовые «дочки» американских транснациональных корпораций зарегистрированы по всему миру, но если они видят выгодные проекты на территории США, то инвестируют в них без всякого принуждения со стороны правительства. Вопрос в том, какая часть доходов компаний идет через оффшоры, а какая попадает под национальную юрисдикцию для налогообложения. Другой вопрос, куда вкладывается прибыль, полученная компаниями через оффшоры, а это напрямую зависит от инвестиционного климата в стране.

Пока компании, в том числе и государственные, не торопятся вкладывать деньги в российскую экономику. Причин много, это и плохой инвестиционный климат в стране, и отсутствие перспективных проектов, и высокое налогообложение производства, и излишнее бюрократическое давление на бизнес. Но главное то, что пока экономика России находится в стагнации, вкладывать деньги в будущее производство никто не станет. Поэтому компании вместо инвестирования в производство активно выводят прибыль в оффшоры.

Если компании увидят не пустые заявления властей, а реальное улучшение условий для ведения бизнеса, они сами сделают встречное движение. Потому что их деньги за границей, в основном, просто лежат на счетах в банках, а не инвестируются. И если правительство создаст условия для инвестиций, то капиталы охотно вернутся в страну. А заставить всех волевым решением перевести деньги из оффшоров не получится, к тому же для российских экспортных компаний иметь финансовую «дочку» в Европе просто необходимо.