Улюкаева метят не на то место

31.08.2019

Авторитетное мнение Николая Вардуля, главного редактора «Финансовой газеты».

После того как Эльвира Набиуллина освободит место помощника президента, кто-то его займет. Как о решенном деле сообщается о том, что в Кремль переедет Андрей Белоусов, а министром экономического развития станет Алексей Улюкаев, покидающий ЦБ. На самом деле за этими перестановками открывается проблема куда серьезнее аппаратных интриг или даже ускоряющегося распада кабинета Дмитрия Медведева.

Уже сообщалось, что в ЦБ при Эльвире Набиуллиной кредитно-денежной политикой займется Ксения Юдаева, ныне глава экспертного управления президента. Если так, то требуется трудоустроить нынешнего первого зампреда ЦБ Алексея Улюкаева. Не важно, что Юдаева появляется в ЦБ именно из-за того, что там не собирается оставаться Улюкаев, который входил в шорт-лист претендентов на сменщика Сергея Игнатьева, но не прошел кастинга. В качестве еще одного претендента на освободившийся кремлевский пост называют Андрея Белоусова. Дальше все просто: если Белоусов станет президентским помощником, то Улюкаев — министром.

В назначении Улюкаева помощником президента было бы, если уж на то пошло, гораздо больше смысла. Раз в ЦБ обосновываются дамы, ни дня в нем не проработавшие, то за ними потребуется присмотр. Лучше всего из Кремля, для чего нужен эксперт-финансист. На эту роль лучше всего как раз и подходит Алексей Улюкаев.

Но есть и другая проблема. Все упомянутые персонажи: и Набиуллина, и Юдаева, и Белоусов, и Улюкаев — «родом» не из карьерных чиновников, а из экспертов. Что любопытно, и Набиуллину, и Юдаеву вывел на политические орбиты Герман Греф. Когда он возглавлял Центр стратегических разработок, Набиуллина была его замом, а потом заменила Грефа и на посту министра экономического развития. Ксения Юдаева до прихода в Кремль возглавляла аналитическую работу в Сбербанке, председателем которого стал Греф. Так что Греф поделился с Кремлем мозгами Сбербанка.

Андрей Белоусов создал и длительное время руководил Центром макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, откуда и пришел в Минэкономразвития сначала замминистра, став после ухода Набиуллиной в Кремль министром.

Биография Алексея Улюкаева еще романтичнее. Он коллега Егора Гайдара еще по журналу «Коммунист», в котором, несмотря на статус органа ЦК КПСС, во второй половине 1980-х годов формировался тот реформаторский круг, из которого, в частности, и вышла «команда Гайдара». В 1993–1994 годах Улюкаев был помощником Гайдара в правительстве. В «новое время», в 2000 году, Улюкаев стал первым заместителем министра финансов, которым был Алексей Кудрин, в 2004 году он перешел на должность первого зампреда ЦБ.

У всех за спиной славное экспертное прошлое. В настоящем и будущем они преуспевающие чиновники. Но совсем по-другому складывается судьба их коллеги по экспертному цеху Сергея Гуриева. Почему?

Кому-то все предельно ясно. Если ты эксперт, то и занимайся тем, в чем ты эксперт. Создай себе имя, а дальше седлай госмашину — и вот он, успех. Если же ты позволяешь себе топтаться на больной мозоли власти — а Сергей Гуриев вызвал интерес Следственного комитета после того, как выступил экспертом при написании доклада президентского Совета по правам человека, посвященного «второму делу ЮКОСа», — то ты ни в чем не эксперт.

Это называется здравый смысл. Но вернемся к самому началу.

Чем ценен эксперт? Головой, свежим взглядом, умением аргументировать свою позицию, а такое достигается помимо знаний независимостью, невовлеченностью в какие-то расклады и интересы. Задача эксперта — беспристрастно показать, что происходит и как на происходящее следует реагировать. Эксперт, конечно, может отвечать на запросы власти, но он не должен только этим ограничиваться, иначе он перестает быть независимым.

Я не зря писал о Набиуллиной, Юдаевой, Улюкаеве, Белоусове как о бывших экспертах. Теперь, как говорится, кресло обязывает: у независимости чиновников есть ограничители и табу. У настоящего независимого эксперта их не должно быть.

Получается, что экспертная среда в России вымывается. Одни, руководствуясь здравым смыслом, разменивают свой экспертный статус на чиновничий. Другие, решив остаться экспертами, рискуют оказаться в положении Гуриева. Есть, правда, феномен Алексея Кудрина, который проделал обратную эволюцию — из чиновников в эксперты. Но вектор именно в том, что власть недвусмысленно указывает на ограничители не только для чиновников, что в целом понятно, но и для экспертов.

А это значит, что беспристрастная, действительно независимая экспертиза под угрозой. Она становится партийной: или провластной, или заведомо оппозиционной.