Что после вина и Вильнюса?

29.11.2019

0 сентября Глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко объявил о введении бессрочного запрета на ввоз в Россию алкогольной продукции из Молдавии. Большинство экспертов и политиков (и молдавских, и западных) сочло это решение политическим шагом. Москва хочет наказать Кишинев за его стремление к евроинтеграции и желание парафировать договор об ассоциации с ЕС в ходе ноябрьского саммита в Вильнюсе. Представляется, однако, что решение о запрете экспорта вин — это, скорее, элемент более развернутой стратегии, которая выходит за рамки вильнюсской встречи и нацелена на отстранение от власти молдавской правящей коалиции.

Незначительный экономический эффект

Вопреки распространенному мнению, российское эмбарго на вино и коньяк будет не столь болезненным ударом по экономике, как могло бы показаться: владельцы молдавских винных заводов сделали выводы из первой блокады, которую Москва (также по политическим мотивам) начала в марте 2006 году. Тогда эмбарго стало шоком для экономики страны: местные производители практически полностью зависели от поставок на российский рынок. За время действия запрета на экспорт половина производителей обанкротилась или понесла серьезные убытки, однако в результате роль рынка России для молдавских виноделов кардинально изменилась. Если в начале 2006 года на него попадало 80-85% всего производимого вина, то накануне нового запрета эта доля сократилась до 30%. Сейчас объем ежегодных поставок алкогольной продукции из Молдавии в Россию составляет около 60-80 миллиардов долларов — всего 3-4% от общего объема экспорта. Это очень мало, если учесть, что темпы роста экспорта этой страны могут расти до 20 и даже 40% в год (так было, например, на рубеже 2010 и 2011 года).

Общественное воздействие

Похоже, что Россия (по крайней мере, в настоящий момент) не намерена наносить серьезный удар по молдавский экономике: если бы такая цель стояла, эмбарго распространялось бы также на овощи и фрукты (к россиянам попадает около 80% молдавской продукции этого сектора). Политика Москвы, однако, производит сильный психологический эффект: выступление против вина — это оскорбление национального символа. Аналогичный смысл мог иметь июльский запрет на поставки украинских конфет компании «Рошен». Он не был чувствителен для экономики, но воспринимался многими как символический жест: удар по одной из самых узнаваемых украинских марок.

Следующей может стать другая чувствительная тема: трудовые мигранты. По разным оценкам, около полутора миллионов (то есть 40%) молдаван работает за границей, половина из них — в России. Маловероятно, чтобы Россия решилась на массовые «репрессии» против молдавских гастарбайтеров, ставших важным элементом российской (в особенности московской) экономики. Возможно, у молдаван возникнут трудности с пересечением границы, или будет произведено нескольких показных депортаций. Легко вообразить, как повлияет на настроения в обществе, в значительной мере зависящем от денег эмигрантов, боязнь возникновения реальных препятствий для работы в России. Остается еще одна сфера «психологических игр» Кремля: поставки газа, приостановить которые грозился в ходе своего визита в Кишинев второго сентября российский вице-премьер Дмитрий Рогозин. Намекая на остающийся неподписанным газовый договор между Россией и Молдавией, он во всеуслышание иронизировал: «Надеюсь, вы не замерзнете».

Последствия выбора и грядущие выборы

Наступление на три перечисленные выше сферы (вино, эмигрантов и газовую безопасность) призвано напугать молдаван, продемонстрировав им возможные последствия от предпочтения ЕС российскому Таможенному союзу, а в итоге склонить их проголосовать на ближайших парламентских выборах, которые должны состояться на рубеже 2014 — 2015 годов, за менее склонную к углубленной интеграции с Европейским Союзом силу — Партию коммунистов. Нельзя исключить, что действия российской стороны и вызванное ими общественное недовольство приведут к досрочным выборам. Такой вариант вполне вероятен. Правящая коалиция, которая с трудом пережила длившийся полгода кризис, очень неустойчива и, видимо, станет еще более зыбкой после парафирования соглашения об ассоциации с ЕС: именно перспектива подписания этого документа удерживает нынешнее правительство от раскола.

Сценарий с досрочными выборами был наиболее выгоден для Москвы: судя по рейтингам, у проевропейской коалиции будет мало шансов получить большинство в парламенте. В свою очередь, приход к власти коммунистов означал бы отсрочку в подписании соглашения об ассоциации (которое может произойти самое ранее в середине 2014 года) или даже отказ от него. А это отлично вписывается в линию российской политики, нацеленной как на Молдавию, так и на Украину, Грузию или (не без успехов) Армению.