Экономика наркотрафика

18.11.2018

В Москве прошла ХХХ Международная конференция правоохранительных органов по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (IDEC). На нее съехались руководители антинаркотических ведомств из более сотни стран и главы международных организаций, в том числе ООН, Шанхайской организации сотрудничества, ОДКБ, БРИКС. Оценив значимость темы, на открытии конференции выступил президент России Владимир Путин. Увы, помимо представительности ничего принципиального на этом юбилейном мероприятии не достигнуто. Но информация к размышлению здесь все же прозвучала.

Конференция IDEC проводится с 1983 года, Российская Федерация в состав полноправных ее членов вступила в 2006 году. На ежегодных заседаниях обсуждаются региональные и общемировые тенденции незаконного оборота наркотиков, рассматриваются такие вопросы, как сотрудничество национальных полиций и органов правосудия, обмен разведывательной информацией, координация совместных операций.

Все прошедшие с первой сессии IDEC 30 лет мировой рынок наркотиков неуклонно рос и теперь оценивается в 500-800 млрд долларов, что сопоставимо с мировым рынком нефти и газа. Такой оценкой поделился с участниками конференции директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктор Иванов. По подсчетам Всемирного банка, расходы государств на борьбу с наркопреступностью и лечение наркоманов в два-три раза больше. А ведь есть еще колоссальный экономический ущерб от неработоспособности сотен миллионов людей, поражённых тяжелым недугом. Эту цифру никто даже не пытался вывести, но ясно, что она потянет на триллионы долларов.

Понятно, что огромные доходы от наркоторговли не хранятся в мешках под кроватью. Преступные деньги попадают в банковскую систему, то есть в орбиту легальной экономики, подменяя здоровую конкуренцию коррупцией. У крупных сбытчиков «товара» сложились устойчивые отношения с некоторыми банками, в которых они и хранят свои отмытые капиталы. Как заявил председатель Евразийской группы по противодействию легализации преступных доходов Юрий Чиханчин, в ходе мирового финансового кризиса в банковскую систему были вброшены большие деньги из наркотрафика, благодаря чему стабилизировали свое пошатнувшееся положение целый ряд финансовых структур.

Преступники и финансисты вошли в симбиоз. Пока не будем говорить, насколько он прочен и долговременен, но экономические кризисы явно стимулируют сращивание легальной и преступной экономик. Получается, что в условиях всемирных пертурбаций сотрудничество с наркобизнесом позволяет предпринимателям получить доступ к дополнительным денежным ресурсам, поддерживая свои предприятия на плаву и попутно временно смягчая проблему занятости населения. Привлекательной альтернативой финансовому краху становится взаимодействие с наркосетями. К тому же трудные времена, связанные с потерей работы или разорением бизнеса, ведут к увеличению наркотизации населения. Так, в Европе в последние несколько лет зафиксирован резкий рост потребления кокаина.

Такие нарождающиеся связи важно разорвать, пока наркотрафик не стал непременным элементом легальной экономики. Вспомним, в какой тяжелейшей ситуации оказались многие страны Евросоюза – Греция, Испания, Португалия, Кипр, даже Италия. «Надо активнее выявлять, арестовывать и конфисковывать средства, полученные в результате торговли наркотиками и прекурсорами», – подчеркнул Владимир Путин. Президент России призвал наладить сотрудничество по этой тематике между столь различными по характеру международными организациями как ООН, ОДКБ и НАТО.

На московской конференции отмечалось, что угрозу мировой безопасности представляют сегодня два планетарных центра наркопроизводства – Афганистан и Южная Америка. Порожденные ими глобальные наркотрафики в буквальном смысле трансформируют экономические и политические основы целого ряда государств. Уже близок 2014 год, когда из Афганистана уйдут американские войска. Часть экспертов считает, что в этой связи значительно вырастет поток наркотиков в Россию. Другие полагают, что американцы практически ничего не сделали для искоренения производства наркотиков в Афганистане, поэтому ничего ощутимого для нас не произойдет.

Нынешние беспрецедентные перемещения наркотиков по всему миру – это еще не весь айсберг накопленного в мире дурмана. Сегодня из всего гигантского объема производимого опиума и гашиша реализуется менее трети. Остальное складывают в труднодоступных горных районах Афганистана и Пакистана. По оценкам ФСКН, это, как минимум, 50 тысяч тонн опиума. Такую гору зелья даже представить себе трудно, и сразу реализовать ее невозможно. Это – стратегический запас афганских производителей на случай неурожая или если посевы мака и конопли будут, наконец, благодаря международному сотрудничеству, эффективно уничтожаться. Так что сокращения предложения наркотиков в перспективе не предвидится даже в случае улучшения работы наркополицейских.

Не будем забывать, что производством наркотиков в Афганистане занимаются до трех миллионов крестьян. Переориентировать их на другие сельскохозяйственные культуры, менее доходные и неустойчивые по цене, – это задача, которая требует от мирового сообщества коллективных усилий. Больше всего от афганских наркотиков страдает сегодня Россия, но неизвестно, что будет завтра, ведь наркотики, которые производятся в одном небольшом полуфеодальном государстве, потребляются в ста странах мира.

ФСКН предлагает квалифицировать афганское наркопроизводство, как угрозу всему миру и международной безопасности. К сожалению, это предложение не находит пока серьезной поддержки. Виктор Иванов в интервью «Российской газете» заявил: «К разочарованию российской стороны, НАТО так и не откликнулось на предложение ОДКБ о сотрудничестве в этой области. А международные силы содействия безопасности Афганистана противятся ведению антинаркотической деятельности. Откровенное недоумение вызывает сопротивление тому, чтобы более четкие задачи в области противодействия наркоугрозе были зафиксированы в мандате Миссии ООН по содействию Афганистану».

На данный момент глобальная проблема преступного распространения наркотиков остается абсолютно нерешенной. Мировое сообщество пока не может даже приостановить наркоэпидемию, угрожающую всему человечеству. Эта грандиозная социальная и государственная задача полностью решена только в нескольких странах с авторитарной властью – например, в Сингапуре и Малайзии, где за любые операции с наркотиками полагается смертная казнь.