«Прийти на завод трезвым и уйти, ничего не украв»

19.03.2019

История Нарочанского рыбзавода, маленького предприятия, который в этом году отметит свое 70-летие, все равно что история большой страны со своими периодами оттепели, застоя, а потом и развала.

По-настоящему голодные годы здесь начались в конце 90-х. Рыбхоз переходил от одного государственного хозяина к другому, но справится с бесхозяйственностью здесь так и не смогли. В итоге завод закрыли, а сотрудников распустили. Два года назад сюда пришел частный инвестор. Корреспондент FINANCE.TUT.BY отправился в Мядельский район, чтобы посмотреть, как Нарочанский рыбзавод переживает свою эпоху перестройки.

«А кто вернет уже потраченные деньги?!» С парадной стороны — стеклопакеты и свежая штукатурка на фасаде. Но переступаешь за ворота, и возвращаешься в прошлое. Здесь взору открывается уже совсем другая картина: потрескавшиеся стены и обваливающаяся кирпичная кладка… — Если бы вы приехали сюда несколько лет назад, то вообще попали бы на развалины, — встречает нас соучредитель предприятия Александр Козлов. — Где-то подмазали, где-то укрепили фасад. Со временем все приведем в порядок… Сегодня Александр Александрович на предприятии за главного. В «лихие девяностые» он вместе с товарищами переправлял рыбные потоки из России в Беларусь: там покупал подешевле, а уже здесь продавал подороже. Когда простая схема «купил-продал» начала работать не так эффективно, бизнесмен вместе со своими партнерами решил организовать собственное производство. — Нам подсказали, что в Мядельском районе как раз есть пустующие помещения бывшего завода, который работал по нашему профилю, — рассказывает Александр Козлов. — Понятное дело, на готовом объекте легче возродить производство, чем строить новое предприятие.

Но единственное, что осталось в наследство от прежних владельцев — это груды мусора из кирпичей, бетонных перегородок и старых досок. Это все, что удалось найти в здешних цехах. А прежнее оборудование, если верить местным жителям, бывшие сотрудники сдали на металлолом.

Груды мусора остались в наследство от бывших владельцев — Все объекты нам достались по Указу №108. По этому документу мы, как инвесторы, обязались открыть на пустующих площадях производство, за что государство пообещало отдать нам завод в собственность, – рассказывает Александр Козлов. Но безвозмездно не значит даром. Чтобы стать здесь полноправными хозяевами, бизнесменам поставили условия: трудоустроить не менее 60 человек и вложить в проект, как минимум, 1,5 миллиарда рублей. Но в реальности все оказалось куда дороже. Уже сегодня Александр и партнеры вложили в предприятие в пять раз больше.

— Когда начали проверять коммуникации, то поняли, что чинить их бесполезно – нужно менять. А перекладывать проводку и водопровод – это серьезные дополнительные расходы, на которые мы сразу не рассчитывали, – вспоминает собеседник.

На вопрос, не возникало ли желания все бросить и закрыть бизнес, бизнесмен отвечает не раздумывая: «А кто вернет уже потраченные деньги?!» «Все почему-то бояться устраиваться к частнику: думают, обманет…» Год назад на заводе запустили производство. Скумбрия копченая, окунь вяленый, сельдь слабосоленая… Сегодня предприятие выпускает 23 наименования продукции. В основном, в ход идет привозная российская рыба, хотя лещи, плотва и красноперки свои, белорусские. Оказывается, каждый месяц белорусы съедают около 18 тонн рыбы с пометкой «Сделано в Нарочи». Но здесь признаются, что в общей доле рынка это очень мало. — Во-первых, мы технически пока не можем выпускать больше. А, во-вторых, есть некоторые сложности со сбытом: чтобы договориться с торговой сетью о поставках нужно минимум полгода…

При этом в планах – до конца года перерабатывать под 20 тонн сырья за смену. И уже зимой ее начнут катать в банки – на это время назначен старт работы консервного цеха. — Оборудование пока не закупали, потому что его попросту некуда было ставить, – признается главный инженер предприятия Михаил Голомыздо. – У помещения, где мы запланировали это производство, попросту обвалилась стена – пришлось делать новую кирпичную кладку.

Главный инженер Михаил Голомыздро и начальница смены Татьяна Долгая Во время экскурсии по заводу к нам присоединился и Александр Козлов. Бумажной работой он занимается в Минске, но через день приезжает на производство, чтобы лично контролировать весь процесс. — Сегодня решил посмотреть, как установили новую котельную. Вот думаю, как бы чего не поломали. Все-таки оборудование итальянское, обошлось в миллиард рублей. Дорого. Но без нее мы не могли думать об увеличении объемов выпускаемой продукции, – говорит Александр, с улыбкой добавляя, – надеюсь, окупится.

Как ни странно, но боится инвестор того, что в новых цехах некому будет работать. Александр поясняет, что все квалифицированные сотрудники разошлись по местным санаториям. А те, кто остался, считают, что целую смену стоять с ножом и разделывать рыбу и получать за это 300-400 долларов – ниже их уровня. — Они по телевизору услышали, что зарплата должна быть 700 условных единиц, и после этого сидят дома и ждут, пока им кто-то предложит такие деньги, – объясняет Александр положение дел. – А здесь еще и курортная зона, поэтому местным жителям проще сдавать туристам квартиры по сорок долларов за сутки. К тому же, признается начальник, все почему-то бояться устраиваться к частнику: думают, обманет. Тему подхватывает и главный инженер:

— Нам сейчас, например, крайне необходим электрик и сантехник. Расклеиваем объявления, предлагаем этим специалистам по 4,5 миллиона, а найти никого не можем. Звонят, конечно, но зачастую уже подшофе и при этом еще начинают диктовать свои условия, мол, работать каждый день они не могут, или нужен свободный график…
«Многого не требую: прийти на завод трезвым, отработать смену и уйти, ничего не украв». Работников из Нарочи здесь единицы. Решение кадрового вопроса руководству удалось найти только за 50 километров от поселка – в деревне Буйки Мядельского района. Переманили к себе тамошних фермеров. Сейчас заказывают автобус и за счет предприятия каждое утро забирают из дома на работу, а вечером отвозят обратно.

Я себе и представить не мог, что самым сложным в этой модернизации окажется изменить отношение к людей к работе, – признается соучредитель. – И при этом я же многого не требую: прийти на завод трезвым, отработать смену и уйти, ничего не украв. Хотя прецеденты, рассказывает Александр Александрович, были: как-то «словил на живца» троих сотрудников на воровстве рыбы. Чтобы другим неповадно было, вызвал милицию для составления протокола и уволил по статье.

— И после этого они еще полгода ходили по району и всем жаловались, что коммерсант – изверг: сутками заставляет работать, а за это какие-то копейки платит.

Чтобы узнать, кто в этой истории все-таки был прав, решили оторвать от производства начальницу смены: — Кто ж признается, что тебя уволили по статье по твоей же вине!? — говорит Татьяна Долгая. — Меня на рыбзаводе все устраивает. В районе работы особо нет, а здесь и зарплата нормальная, да и платят всегда вовремя… Показав еще лабораторию контроля качества и будущие душевые (с прохождения санблока скоро будет начинаться каждый рабочий день персонала), Александр Козлов предлагает продолжить разговор уже в своем столичном офисе: там у него назначена встреча с партнером по бизнесу. Уже за периметром, ожидая собеседника, заметил что здесь частник собирается открыть фирменную лавку своего предприятия, осталось закончить отделочные работы. Но самое интересное, что рядом уже есть рыбный магазин, только уже крупного государственного завода. — Они владели заводом до меня, у них здесь филиал был. В память оставили этот торговый объект, — поясняет Александр Козлов. — Скоро будем конкурировать.
В Минске нас уже ждал бизнес-партнер Александра Юрий Баторов. Сразу решил узнать: когда конкуренты на каждом углу, пришлась ли белорусам по вкусу именно нарочанская рыба? — Продукцию раскупают, значит, успели распробовать. — рассказывает Юрий. — Скоро собираемся первыми в стране возобновить выпуск «Сельдь иваси». Сырье уже на складе, хотя это и не селедка вовсе, а сардина. Покупатели постарше должны помнить этот вкус, любимый с детства.

По признанию инвесторов, и в целом дела идут неплохо. Правда, пока сработали в минус. Но думать о прибыли можно будет только после полной модернизации.