«Сколково»: наезд окончен?

22.05.2019

«Мы ждем Фурсенко как манну небесную», – признаются в многострадальном фонде «Сколково». Не то чтобы для полного счастья недостроенному иннограду не хватает лишь одного из самых непопулярных министров правительства эпохи Путина. Появление кремлевского куратора должно стать финишной ленточкой, обозначающей, что все беды остались позади и что наезды на «Сколково» были связаны с необходимостью дискредитировать главного правительственного инноватора Владислава Суркова.

Правда, сам помощник президента не спешит навстречу высоким технологиям. Слухам о его назначении уже неделя. Глава набсовета «Сколково» Виктор Вексельберг даже успел сказать, что назначение уже состоялось. Но вчера Андрей Фурсенко заявил, что никаких официальных предложений он пока не получал.

Сохранился ли в верхах интерес к собственной Кремниевой долине, станет очевидно уже в понедельник. В «Сколково» стартует первая международная конференция стартап-компаний и инвесторов Startup village. В «тучные годы» мероприятие такого масштаба обязательно посетил бы кто-то из первых лиц государства. Пока же в официальной программе значатся лишь три замминистра: транспорта, энергетики и связи и массовых коммуникаций, а также один директор департамента – от Минэкономразвития. Если на открытии не появится если не премьер, то хотя бы министр, значит, дела фонда плохи.

В пользу версии, что трудности «Сколково» связаны исключительно с надоевшим Владимиру Путину серым кардиналом, говорит повышенное внимание к почти миллионному гонорару оппозиционера Ильи Пономарева. Одной из самых популярных версий внезапной отставки Суркова стало то, что он якобы тайно финансировал «болотную» оппозицию. При этом не поступило никаких объяснений, с чего вдруг чиновник, сделавший себе имя на построении «суверенной демократии» и ручном управлении Госдумой, заинтересовался оппозицией. Да к тому же выбрал для передачи денег подконтрольное Счетной палате «Сколково». 750-тысячный гонорар за 10 лекций непонятного содержания выглядит настолько фантастически, что все остальное уже не удивляет. Против вице-президента Алексея Бельтюкова завели уголовное дело, хотя он наемный сотрудник и виноват лишь в том, что поставил подпись под документом, одобренным вышестоящими лицами. По слухам, лично Сурковым. Бельтюков не только не договаривался с Пономаревым, но и вообще тогда не работал в иннограде. Договор с депутатом составлял бывший вице-президент Павел Королев, занимающий сейчас пост замминистра экономического развития. Он тоже уже побывал на допросе.

Как рассказывает человек, участвовавший в создании «Сколково», Илью Пономарева привел лично Сурков на том этапе, когда само Сколково было стартапом. Несмотря на отсутствие на тот момент высшего образования, будущий оппозиционер был своим человеком в инновационной тусовке и активно участвовал в «мозговых штурмах». 750 тысяч долларов стали запоздалой благодарностью за ту безвозмездную помощь. Сам Пономарев вчера рассказал в авторской колонке в «Газете.ru», что стоило всех этих денег: «Я предложил, и руководство согласилось с двумя положениями: 1). создать ядро крупных международных инновационных компаний в «Сколково» (им проще быть в Москве, чем в Новосибирске, и у них есть опыт и кадры для развития высоких технологий), привлечь иностранцев в руководство проекта; 2). сделать сердцем «Сколково» мощный университет, который бы был источником кадров и технологий для создаваемых стартапов».

Еще одна идея от Пономарева: «Решили позвать иностранцев и сделать совместный университет. Это в мировой практике случалось неоднократно. Я провел анализ (это была, кстати, одна из задач нашумевшей исследовательской работы) и предложил пригласить MIT – Массачусетский технологический институт. Мне удалось уговорить MIT на беспрецедентную для него модель работы. У нас было несколько уважаемых международных университетов, которые предлагали свои услуги по схеме «вы нам деньги, а мы вас будем учить жизни, хотите – учитесь, хотите – нет». И только MIT согласился создать с нами в России новый совместный университет («Сколтех»), вложив в него свои знания, методологию и откомандировав свою профессуру для работы с их российскими коллегами». В фонде уже пересчитали ценность этих советов и теперь требуют от депутата компенсацию 9 млн рублей. В понедельник стало известно, что фонд и депутат не пошли на мировую.

Но если проблемы были связаны только со сменой куратора, то непонятно, почему наезды не закончились после отставки Суркова. Газета «Известия» опубликовала накануне очередной «слив» из Счетной палаты, согласно которому на территории «Сколково» может быть остановлено строительство. Аудиторы полагают, что в собственность иннограду передали территорию, оказывающую «негативное воздействие на окружающую среду». Закон предусматривает, что в таких случаях на спорных землях нужно проводить дополнительную экологическую экспертизу. В фонде утверждают, что эти претензии не имеют отношения к действительности. То, что успели уже окрестить «свалкой химотходов», на самом деле является лишь газовой котельной бывшего дома отдыха «Полет», отданного «Сколково» под застройку.

Последние надежды фонда связаны с известной неповоротливостью силовых структур, не способных остановиться сразу после того, как отпала нужда в их услугах. Но если в ближайшее время достоянием общественности станут новые злоупотребления в бывшем флагмане инновационной индустрии, то, скорее всего, цель находится выше бывшего вице-премьера. С тех пор как Дмитрий Медведев освободил для Владимира Путина президентское кресло, над всеми его начинаниями, будь то отмена зимнего времени или исполнение майских указов президента, повис дамоклов меч скорой отмены. «Сколково» же всегда было любимым детищем Медведева. И сомнительные операции с бюджетными деньгами – это не письма от взволнованных коров, плохо доящихся из-за скачков во времени. Дискредитация иннограда на фоне растущей критики правительства поставит крест на премьере как серьезном политике.

Шаги Командора

Все началось 12 декабря прошлого года, когда Владимир Путин наложил вето на закон, вводящий упрощенную процедуру для строительства в «Сколково».

Уже 20 декабря Путин заявил, что «Сколково» не должно быть «единственным наукоградом» в России.

12 февраля этого года к туманным сигналам из Кремля добавилось уголовное дело в отношении бывшего директора департамента финансов «Сколково» Кирилла Луговцева и гендиректора одноименной таможенно-финансовой компании Владимира Хохлова. 24 млн бюджетных рублей пошли на аренду офиса у мамы и отчима Луговцева.

28 февраля официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин (впоследствии он стал главным ньюсмейкером по «Сколково») сообщил о нецелевом расходовании 3,5 млрд рублей, выделенных из бюджета на развитие наукограда. Данные средства были размещены на депозитах «Меткомбанка», аффилированного с главой «Сколково» Виктором Вексельбергом.

Также в феврале Счетная палата объявила о выявленных в ходе аудита нарушениях. Доклад СП был засекречен, но «Известия» опубликовали выдержки из секретной части. Выяснилось, что претензии связаны с созданием Сколковского института науки и технологий («Сколтех»). По условиям заключенного в сентябре 2010 года соглашения Массачусетский технологический институт (MIT) должен был разработать концепцию создания института. За работу МIT получил 7,5 млн долларов, из которых более 5,5 млн пошло на погашение издержек, а 2 млн – на вознаграждение. «В первоначальной редакции соглашения речь шла о 2,5 млн долларов, но затем сумма была увеличена в три раза путем допсоглашения, заключенного в марте 2011 года»,– сказано в отчете СП. При этом возможность контроля расходов американского института была исключена. В октябре 2011 года было заключено новое соглашение, по которому российский фонд должен обеспечить американской стороне финансирование в размере 302,5 млн – напрямую или через третьих лиц. Большая часть суммы, 152 млн, должна была пойти на увеличение мощностей МIT, и лишь 150,5 млн – собственно на создание «Сколтеха». При этом первую часть суммы, которая шла в виде грантовой поддержки, МТИ вправе был использовать по своему усмотрению – в том числе на цели, не связанные с сотрудничеством со «Сколково».

Самым крупным на сегодняшний день стало дело о гонораре оппозиционера Ильи Пономарева в 750 тысяч долларов, приведшее к отстранению вице-президента Алексея Бельтюкова от должности (Луговцев и Хохлов на момент предъявления претензий уже в фонде не работали). Кроме того, это вызвало публичную полемику. Владислав Сурков, занимавший тогда должность вице-премьера, заявил в Лондоне 1 мая: «Если какая-то свинья испортила вам репутацию, это не значит, что все ваше дело можно умножить на ноль, надо просто выгнать эту свинью и работать дальше».

Ответ не заставил себя долго ждать. 7 мая Владимир Маркин примерил на себя амплуа журналиста и написал авторскую колонку, в которой предположил, что в фонде все «обкурились».

8 мая Сурков покинул правительство «по собственному желанию».