Город вгоняют в краску

18.11.2018

Эпитет белокаменная — сегодня это, увы, уже не про столицу. Москва меняет цвет подобно хамелеону. Но одно дело, когда народные умельцы расписывают трансформаторные будки, пытаясь преобразить унылый лик окраин. Другое, когда памятники архитектуры вдруг предстают в неожиданном и чаще весьма странном цвете. Так кто и почему вгоняет город в краску и можно ли остановить цветовой хаос? Ответ — в специальном репортаже Анастасии Саховской.

Сельская идиллия малярной кисти Владимира Лобачева. Изба, березы, речка — этакий Пиросмани из Марьино. В детстве изостудия, всю жизнь в авиации — теперь полет художественной фантазии.

«Птицы, естественно, будут — цапли, журавли, аисты», — говорит художник.
Мастерская — задворки гаражей, холсты — заборы, трансформаторные будки. Персональная выставка — весь юго-восток столицы. Живописец городских окраин разукрасил уже 500 подъездов, десятки километров заборов и фасадов. Подъезды круглый год в буйных рисованных зарослях.

«Серое — неприятно смотреть, а уже посмотришь, где дом так разукрашен картинами прекрасными, конечно, любо смотреть», — считает жительница.

Но это изнанка многоэтажек — дворы. На улицы художникам доступа нет — слишком много нужно согласований. И это — на окраине. В центре — теоретически штрих вправо, штрих влево — вне закона. У каждого дома есть колористический паспорт. В нем указано, какого цвета фасад. Но в последнее время лицо Москвы искажают нелепые цветовые гримасы: например, словно от ужаса побелела высотка на Кудринской.

«Подобные случаи являются проявлением халатности подрядных организаций, которые не согласовывают документацию, перед тем как выйти на объект, не всегда согласовывают свои решения с профильным департаментом», — прокомментировал Николай Переслегин, советник руководителя Департамента культурного наследия города Москвы.

У каждого архитектурного стиля своя палитра. Цоколи «сталинки» не могут быть голубыми, а памятники конструктивизма — розовыми. Есть законы колористики и здравого смысла. А есть ДК имени Зуева. Воплощенный кубизм — гламурного оттенка.

«По поводу ДК Зуева, что называется, будьте поосторожнее, потому что у него правильный цвет, заложенный архитектором», — продолжает Николай Переслегин, советник руководителя Департамента культурного наследия города Москвы.

«Существуют проектные чертежи Колосова – это темного серо-голубого благородного цвета здание», — отметила Марина Хрусталёва, координатор общественного движения «Азхнадзор».

Спорить поздно — все согласовано. Еще один пример из той же волны креативной покраски.

Знаменитый помпейский дом на проспекте Мира — шедевр предвоенной Москвы. Сдержанные оттенки. Только таким он был лет 30-ть назад. А вот таким стал, когда его «обновили». И вроде, цвета формально те же. Только строгий коричневый превратился в слепяще-бежевый, благородный бордовый — в кричащий цвет лосося.
Плюс ярко-бирюзовая полоса. Дом сияет, как леденец — только впечатление, будто дорогую вещь подменили дешевой аляповатой подделкой.

Оттенки решают все. Доказано жильцами дома-коммуны на Гоголевском бульваре. Перед самой окраской выяснилось — выбран цвет, для которого и слов-то нет, одни числительные — назывался 405-Ж.

«Темно-болотный цвет, только что замешанного бетона, сырого бетона», — объясняет Екатерина Кузнецова, старшая по дому. Дом-корабль в этом цветовом болоте утонул бы. Жильцы кинулись в центр цвета города — там, к счастью, согласились сделать новые выкраски.

«Когда мы делаем проекты на бумаге, цвет смотрится совершенно по-другому, нам кажется, что это хороший цвет. Когда мы его наносим на стену, то цвет приобретает чуть-чуть другой оттенок», — объясняет Татьяна Семёнова, генеральный директор Центра по колористике объектов города.

Цвет заменили, дом сохранил лицо. Но это случай почти беспрецедентный. В основном, москвичи постфактум возмущаются, в какие абсурдные цвета раскрашивает город больная фантазия очередного собственника или завхоза районной управы.

«Первая проблема — то, что работой по колористике не всегда занимаются профессионалы. Основное правило — красить в соответствии с палитрой стиля.

Второе — красить по концепциям, то есть учитывая окружение здания», — продолжает Татьяна Семёнова, генеральный директор Центра по колористике объектов города.
Этим летом Москву хотят массово перекрасить. В плане — 29 центральных улиц. Главное, чтобы их колорит широким мазком не перечеркнула малярная кисть.