Спасение «плана Путина»

21.05.2019

Министерство экономразвития написало план по стимулированию российской экономики, который 23 апреля потребовал разработать Владимир Путин, и представит его завтра на заседании правительства. Об этом сегодня сообщил глава Минэка Андрей Белоусов. Вот основные идеи плана, по словам Белоусова:

— Повышение ответственности или ориентации монетарных властей, в том числе ЦБ, за экономический рост и за снижение процентных ставок, вплоть до введения соответствующих поправок в закон о Банке России.

— Введение стандартов лучших практик управления госкомпаниями.

— Улучшение предпринимательского климата и инвестиционного климата.

— Некие меры, связанные с системообразующими проектами.

— Точечная поддержка отдельных отраслей, которая связана в том числе с адаптацией экономики РФ к условиям ВТО.

Полностью план должен быть обнародован завтра. Спешка в его подготовке вызвана тем, что недавно прогноз роста ВВП на 2013 год понижен Минэком с 3,6% до 2,4%. Если тенденция продолжится, то обещанное еще в 2001 году удвоение ВВП за 10 лет состоится лишь в 2020 году.

Slon спросил ведущих российских экономистов о том, что они думают про новый «план Путина».

Сергей Алексашенко, директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики (ВШЭ)

Формула удвоения очень проста – берете число 72 и делите на количество лет, за которые вы хотите удвоить темпы роста. Если мы хотим удвоить ВВП за 10 лет, то ежегодный рост ВВП должен составлять 7,2%. Если мы хотим, например, за 4 года удвоить, то получается, что в год ВВП должен расти на 18%. На темпы роста экономики правительство любой страны может повлиять. У высокоразвитых стран степень влияния правительства очень низка. В странах с переходной экономикой, в которых может быстро меняться производительность труда, правительство в большей степени влияет на темпы роста. Влияние может исчисляться процентными пунктами ВВП. В России потенциал правительства исчисляется примерно четырьмя процентными пунктами. В некоторых странах диапазон может составить 5–6%. Но в долгосрочной перспективе рост ВВП выше 7% – это большая редкость.

[Что касается усиления ориентации ЦБ на поддержание экономического роста, то] Можно вообще упразднить правительство и все отдать ЦБ. Но существует же разделение труда. ЦБ создавался для другого, и свои задачи, которые перед нем стоят, он пока не выполняет – у нас инфляция высокая, банковский надзор плохой, расчетная система медленная. ЦБ работает лучше, чем правительственные структуры, но он своих задач еще не выполнил

Александр Морозов, главный экономист HSBC по России и странам СНГ

Честно говоря, набор мер не впечатляет. Больше похоже на отписку. Вряд ли он приведет к серьезному ускорению экономического роста, поскольку основная проблема носит структурный характер и связана с неблагоприятным инвестиционным климатом в стране, когда не все готовы стать предпринимателями, а активность остающихся предпринимателей тоже идет по ниспадающей. Без радикального улучшения ситуации в этой области, что означает радикальное улучшение защиты прав собственности, отношения к предпринимателям не как к людям, которые где-то что-то урвали и украли, а к людям, которые собственно и создают в экономике рабочие места, мало что поменяется.

Попытка переложить на ЦБ вопрос экономического роста говорит о том, что Министерство экономики расписывается в собственном бессилии предложить что-то свое. Говорить, что рост в России зависит от уровня ставок, значит, сильно упрощать ситуацию. Можно согласиться с тем, чтобы мандат ЦБ был расширен с тем, чтобы он отвечал не только за инфляцию, но и за экономический рост. Но это не значит, что монетарными способами можно поддерживать экономический рост долгое время. Кроме того, ЦБ в своих решениях уже учитывает не только инфляцию, но и то, насколько экономический рост отстает или опережает возможный рост при сложившихся условиях. Так что в этом отношении предложение Минэкономики тоже мало что меняет.

Наиболее оптимальный срок, когда эти меры [по улучшению инвестклимата] могут дать эффект в плане понимания бизнесом , что ситуация улучшилась – 3 года. Нужно время:

— чтобы эти изменения произошли;

— чтобы предприниматели осознали, что эти изменения произошли и что они носят устойчивый и необратимый характер;

— чтобы предприниматели отреагировали через свои инвестиционные и бизнес-решения.

Грубо можно оценить этот процесс в три года. По сути [речь идет о том,] какими темпами может расти российская экономика при благоприятных внутренних условиях с учетом того, что запас по сокращению разрыва в производительности труда с развитыми странами достаточно велик. Мы можем говорить о том, что [в случае реализации мер по улучшению инвестклимата] можно расти устойчивыми темпами 4–5% даже при стабильных ценах на нефть. Но это идеальный вариант – если все будет реализовано по уму, и бизнес на это благодарно ответит.

Юлия Цепляева, главный экономист BNP Paribas

В текущих условиях быстро увеличить рост не поможет ничто. Хотя, условно говоря, резкое снижение ставок, которое многие ждут (и я тоже жду, потому что, скорее всего, не так агрессивно повысят тарифы, что создаст условия для снижения ставок) [может резко увеличить темпы роста]. Что касается работы над инвестиционным климатом, то сами понимаете – это работа не на один месяц. Сам план выглядит довольно предсказуемым, то есть это примерно то, что Минэк говорил раньше, так что ничего в этом плане революционного я не вижу. Любопытно, что за этот план отвечают господин Шувалов и госпожа Набиуллина (последняя – в качестве советника президента). В то же временно именно ей выпадет в случае чего новая роль ЦБ по более активному вовлечению Банка России в стимулирование экономики.

Я не жду того эффекта, которого ожидает правительство. Вспомните цели Минэкономики и оптимистичные заявления Андрея Белоусова – он говорил, что можно уже в следующем году вернуться к 5–6% экономического роста. Такого я не жду. План может дать возвращение к трем с хвостиком процентам на некоторое время.