Почему единоличники вступали в колхозы?

30.07.2018

О том как советская власть свела на нет слой единоличников ходит множество россказней. Самая распространенная версия – всех сколько-нибудь домовитых крестьян объявили кулаками, раскулачили и сослали. Нищий самостоятельно вести хозяйство не может физически. Поэтому оставшиеся нищеброды то, что не сумели пропить стащили в колхозы и там продолжали нищенствовать. Выходит, что у крестьян все отобрали и согнали их в колхозы еще в начале 30-х. Я же на примере нескольких реальных людей предлагаю посмотреть как решался вопрос втягивания единоличников и кустарей в систему социалистического хозяйствования в последние мирные месяцы 1941 года.

К началу 1941 года в Первоуральском районе было довольно много хозяйств единоличников. В конце тридцатых счет шел на сотни. По местным меркам это очень много. Не мало было и кустарей в городе. Сколько их было в 1941 году у меня точных данных нет. Но тенденция известна – число единоличников постепенно уменьшалось – они вступали в колхозы, а кустари — в промкооперативы.

Жил, например, в 1941 году в Первоуральском районе Сысоев Спиридон Михайлович. Получил он бумаги об оплате налога за 1940 год и побежал разбираться. Семья у Спиридона Михайловича состояла из девяти человек. Из них два человека — дети до 12 лет. А всего нетрудоспособных в семье – четверо. Имел Спиридон Михайлович и с семьей – 0, 11 га земли под картошку, сенокос – 3 га, земли под овощами – 0,01 га, и зерновых 1 га. Из скотины у Сысоевых была лошадь, корова да три овцы. При этом Спиридон Михайлович ещё и работал лесником и получал соответственно зарплату. Обложили его сельхозналогом как единоличника на 420 рублей и госналогом на лошадь – 500 рублей. Итого 920 рублей. Спиридон Михайлович просил налог уменьшить, но власти оснований не нашли. Тем не менее, Спиридон Михайлович избавляться от статуса единоличника не спешил.

А в Первоуральске проживал Костин Николай Фомич. Получал Николай Фомич пенсию от государства, но ещё занимался частным извозом на лошади. Кому дорвишек довезти, кому сено, кому навоз в огород… Николая Фомича обложили подоходным налогом и к/сбором (вероятно конным сбором?).

Николай Фомич пошел опротестовывать, дескать, лошадь по документам не его, а сына, который служит в Рабоче-крестьянской Красной армии. Власти от своего не отступили и налог не уменьшили. А Николай Фомич не прекратил заниматься извозом.

А вот первоуралочка Григорьева А.П. в отличие от двух вышеописанных граждан нигде не подрабатывала и пенсии не получала. Средства на жизнь она добывала тем, что шила дамские платья. Ей за 1940 год насчитали 918 рублей подоходного налога и 340 руб. 50 коп. к/сбора.

Гнригорьева так же просила снизить ей налог, но власти отказались. Гнигорьева свое ремесло не бросила.

Совсем иная ситуация сложилась в семье Суетиной Антонины Фёдоровны, проживавшей в Новоалексеевском сельсовете. Её, как единоличницу, обложили налогом за 1940-й год в размере 420 руб. 39 коп. До наступления срока оплаты Суетина А.Ф. вступила в колхоз им. Буденного.

Автоматически налог с 420 рублей 39 копеек понизился до 37 рублей. А поскольку в семье у неё было трое нетрудоспособных, то ей дали ещё льготу 20% т.е. 7 руб. 40 коп. В результате налог для неё стал 29 руб. 60 коп. А те 390 руб. 79 коп., которые она уже переплатила ей государство возвратило.

Думаю арифметически всё понятно: как единоличнице налог ей был более 420 рублей, как колхознице – менее 30 рублей. Налог уменьшился в 14 раз!!!

Конечно, там где прибыли были высокими в кустарном промысле, в крестьянском хозяйстве (например много работников в семье) справляться с высокими налогами единоличники могли и даже имели сносную прибыль. Во всех остальных случаях работать было выгодней в колхозе или промкооперативе.