Как Россию развели на «сладкую жизнь»

30.11.2019

Высоколобые академики утвердились во мнении, что демонстративное потребление, или приобретение обновок с целью утереть нос окружающим, свойственно людям, свободным от каждодневных выискиваний средств к существованию. Наивные педанты — им и в голову не могло прийти, что в не постижимой умом России какая-нибудь безвестная девчушка из забытого богом захолустья, перебравшись в столицу и сняв обшарпанную «однушку» на окраине, когда-то будет приобретать в кредит новехонький Porsche. Не важно, что кушать нечего, главное, чтобы прежние соседи выпали в осадок!

Сегодня Россия живет под потребительским лозунгом «Мы тоже можем себе это позволить!». Для провинции объект сравнения очевиден: Москва — средоточие шальных денег и роскоши. «Зажравшимся» москвичам также есть с кого брать пример — с государства. Бюджетная сфера загибается, экономика рассыпается, инфраструктура разваливается, зато на деньги, не потраченные, а всего лишь украденные при строительстве сочинских спортивных объектов, можно было бы провести еще как минимум две зимних Олимпиады.

Чувствуете параллель между потребительским поведением холеных государевых мужей и ущербным мышлением прыщавой провинциальной пигалицы?

Нашу страну через ее главных столоначальников вольно или невольно развели. Как того «сладкого пассажира», коего, как говорят блатные, следует «разгрузить» — деньги-то шальные, считай, лишние. Провинциальную психологию первых лиц государства, по-видимому, не истребить. Пока не сменится власть, мы обречены жить в плену раболепия, фетишизма и идолопоклонничества. Возможность добровольной трансформации маловероятна.

Если кто-то не согласен, пусть попробует разъяснить подсознательную основу многочисленных царственных дефиле на новомодных мотиках, всепоглощающих увлечений элитными горными лыжами или шокирующих амфорными результатами краткосрочных занятий дайвингом. И сопоставит эти образчики с канувшими в Лету триумфальным полетом на истребителе в воюющую Чечню, ночным погружением в Северный Ледовитый океан на атомной подводной лодке или экстремальной экскурсией в глубь угольной шахты.

Гуру современной науки о связях с общественностью Э.Бернейс (бьюсь об заклад, что абсолютное большинство новорусских миллионерствующих коммуникаторов о нем даже не слышали) говорил: «Сознательное и умелое манипулирование упорядоченными привычками и вкусами масс является важной составляющей демократического общества… Но еще более важно то, что и наши собственные мысли и привычки в значительной степени подвластны сильным мира сего». Неумелая, на первый взгляд, компиляция из хрестоматийной «Пропаганды» применена сознательно — дабы показать относительность ментального равновесия вершителей государственных судеб. Они думают, что формируют повестку дня в обществе. В действительности «формируют» их. Или через них.

Упаси боже в короткой публичной заметке претендовать на всеобъемлющее исследование, но некоторые «узловые станции» отметить надо. Во-первых, и российских начальников, и рядовых граждан «свободный мир» поймал на имперской ностальгии. Россия, никому не aнужная в 90-е (фактически выброшенная на свалку истории после капитуляции в противостоянии «двух систем»), стала крайне привлекательной в нулевые. Нет, не ресурсы оказались нужны нашим западным, а позднее восточным «партнерам», а деньги, вырученные от их продажи.

Россия психологически подавилась нефтедолларами. Какой только бред мы не слышали в те годы (взять хотя бы кудринское объяснение пагубности вложений в собственную страну ростом инфляции), лишь бы только болтать, шляться по заграничным саммитам и чавкать зарубежными медийными конфетками. Наши собратья по тогдашнему БРИК на этот «шорох орехов» размениваться на стали. Мы же, к тому времени утратившие всякую национальную гордость и уже свыкшиеся с ролью дворовых пацанчиков, — расплылись.

Нынче дошло до абсурда. При по-прежнему сверхвысоких нефтяных ценах в казне нарисовался дефицит, вновь поступающие деньги расходуются в основном на социалку, финансирование большинства федеральных целевых программ заморожено, а ушлые иностранцы, как и прежде, пытаются выцыганить у нас практически последние деньги. Рассказывая небылицы о необъятном потребительском рынке, преимуществах российской системы госуправления и «уникальности» впариваемой нам продукции. Что не мешает зарубежным «чудо-производителям» через короткое после отказа от финансирования время объявлять себя банкротами (последний пример взят из жизни российской нанокорпорации).

А теперь воскресим в памяти нравы соотечественников на дешевых зарубежных курортах. Никто и ничто не должно мешать отдыху лучших представителей «великой России»! Отдыху, замечу, на не заработанные нами деньги. Если кому и говорить «спасибо» за нынешнюю финансовую стабильность, порожденную ценами на нефть, — так это Китаю, ставшему локомотивом глобализации. Мы «зайцы» в глобализационном поезде.

Во-вторых, манипулирование человеческим поведением через запрограммированные реакции на внешние обстоятельства справедливо не только для формирования потребительских желаний, но и для построения выгодного взаимодействия на межгосударственном уровне. «Люди открыли шлюзы перед соблазнами», — сказал Джеффри Сакс о социуме, подразумевая, что ничто человеческое не чуждо и власть предержащим.

Если на бытовом уровне нас облапошивают, задействуя сексапильных красоток, представителей культурной элиты или исторических персонажей, то на политическом ярусе в игре используются более сложные психологические конструкции, базисом которых выступают заранее выявленные и просчитанные тщеславие, алчность или ловкая подмена формальных правил «понятийными».

Кстати, о понятиях. Российское общество, будь то политика, экономика или социалка, давно и устойчиво «сидит» на полубандитских постулатах, принимая законные нормы как необходимый, но не перестающий быть досадным довесок. Если кто-то требует установления «простых и понятных правил игры», тот либо по каким-то причинам отсутствовал в стране в 90-е, либо переселился к нам с другой планеты. Сегодня всем на Западе очевидно: для эффективного взаимодействия с российскими властями или крупным бизнесом нужно иметь компетентного «понятийного» консультанта. Русские скорее уйдут в минус, чем будут «землю есть из горшка с цветами».

Понты дороже денег — эта нехитрая истина также постоянно актуализируется в межгосударственных и внутренних политических, экономических и социальных контактах. Главное, чтобы все было чин-чинарем, тогда за успех той или иной акции можно не беспокоиться. Разочарование российского истеблишмента, которому с недавних пор за ненадобностью перестали оказывать прежние знаки внимания за границей, вполне объяснимо.

В-третьих, потребительский «мачизм» верховных правителей логично проецируется не только на ближайшее окружение, но и на общество в целом. Пусть нынешний президент Франции выбирает для инаугурации гибридный Citroen (его предшественник приехал на церемонию вступления в должность на «отстойном» Peugeot), а мэр Лондона частенько рассекает по городу на велосипеде, наши «громовержцы» предпочитают исключительно люксовые Mercedes, укомплектованные многочисленными «вагончиками» охраны и сопутствующей опцией перекрытия дорог.

Весь мир знает о миллиардных состояниях современных российских руководителей и их дражайших половин. Причем на уровне вице-премьеров, губернаторов, мэров и иже с ними — это многократно подтвержденная реальность. Наберите в поисковике «Шувалов переводит свои активы в Россию» и насладитесь количеством ссылок — а ведь речь идет о первом вице-премьере российского правительства, ворочающем находящимися в офшорах сотнями миллионов долларов! Взгляд его начальства, надо полагать, в момент «перевода активов» стыдливо отведен в сторону.

Хотите посмеяться? Прочтите изречение одного из самых известных американских капиталистов XIX в. Эндрю Карнеги, полагавшего, что богатый обязан «подавать пример умеренной, не бросающейся в глаза жизни, избегать демонстрации богатства и расточительности; умеренно давать средства на законные нужды тем, кто зависит от него…» и вспомните о футбольном «Челси» Романа Абрамовича, баскетбольном «Бруклин Нетс» Михаила Прохорова, футбольном же «Монако» Дмитрия Рыболовлева. А еще о самых дорогих дворцах, яхтах, самолетах, принадлежащих российским олигархам. Могли ли они пойти на эти вызывающие общественную ненависть приобретения без верификации на самом верху? Вопрос риторический.

Полозок властных предпочтений по шкале «аскетизм — праздность» застыл на правой отметке, хотя поначалу все было наоборот. Так чего же мы хотим от рядовых «пролетариев», регулярно внемлющих разномастной информации о сладкой жизни сильных мира сего?

В России в отличие от большинства других стран общество всенародного потребления строится с самого верха. Даже если в российских СМИ разом исчезнет вся реклама, в нашей повседневной жизни мало что изменится. Мы предстоящий вынужденный отказ от статусных трат переживем, власть же рухнет под тяжестью предъявленных «отказниками» претензий. Мотивационная коррекция общества — это не абстракция, а одно из главных условий выживания существующей политической системы.