Уральский фермер становится звездой Интернета

31.12.2018

Уральский фермер Василий Мельниченко постепенно становится звездой Интернета. Его недавнее и весьма афористичное выступление на Московском экономическом форуме, в котором он раскритиковал ситуацию в сельском хозяйстве, запомнилось многим. Теперь Мельниченко предлагает свою программу по развитию села.

Cело Галкинское – в 140 километрах от уральской столицы. Под замысловатой вывеской – настоящий мозговой центр: не одного села – чуть не всей Свердловской области. На повестке – вопрос: кому теперь продавать урожай? До недавнего времени половину Камышловских овощей закупали для заключенных. Но в областном управлении ФСИН заявили – зака ы на картошку и морковку впредь пойдут через Москву.

«А они даже не знают, где Россия находится. Они знают, где финская картошка, польская, египетская – это их бизнес, и брать картошку у меня из них никто не будет. Проще оттуда взять – заработать на поставках, заработать на всем, а потом… Ладно пока временно «прачечная машина» на Кипре сломалась, но ведь другие работают!» – сетует Василий Мельниченко.

Идейного вдохновителя сельчан фермера Василия Мельниченко за кипрские «прачечные машинки», по сути, и полюбили тысячи российских интернет-пользователей. За семь минут своего выступления на Московском экономическом форуме он успел доходчиво объяснить, в чем корень всех российских бед. Запись в сеть попала спустя две недели. За несколько дней – сотни тысяч просмотров.

«Это ж спонтанно вышло, у меня же речь была заготовлена, я готовился сказать о проблемах хозяйства, но передо мной много людей выступало, и я понял, что это не зацепит никого. Когда я сел в кресло, я тут же на коленке написал свою речь, слушая, как остальные выступают. Я мог и лучше, в таком стиле, как Черномырдин», — улыбается Мельниченко.

Теперь осваивает Интернет – чтобы понять, глубоко ли ушли в народ его афоризмы. Почитал – порадовался, кажется, и впрямь зацепило.

— Просто влюбилась с первого взгляда! Вы тоже его полюбите, когда послушаете его выступление. Этот самородок из глубинки явно превосходит Жванецкого.

На ответы в сети времени немного. У офиса Мельниченко теперь единственная на селе автомобильная пробка. Прессе мало житейских мудростей – подавай то самое образцовое хозяйство, к которому так пламенно призывал герой от сохи.

— Покупали технику, и гектар за гектаром шли, мы уже почти дошли до конца – ячмень, овес, пшеницу сеем.

Вот только техника до поры в ангаре – что с ней делать, раз заказов нет, не ясно. Из реально приносящего доход – кроличья ферма. Мясо охотно покупают местные рестораторы. Оставшаяся часть экскурсии – по местам былой славы. Руины молочного комплекса и прочие следы разрухи

— Именно государство и против, чтобы у меня была какая-то ферма: государство говорит – не надо тебе ферму!

«Государство против», по Мельниченко, это значит – кредитов доступных нет, куча проверок, конкуренция со стороны крупных агрохолдингов и госзаказ на грани срыва – вот и рождаются афоризмы про уровень бреда, который превысил уровень жизни.

Но окончательно уровень бреда в Галкинском осознали, когда решили пустить в дело кроличьи шкурки. Шапками торговать можно по 800 рублей за штуку, не продали, правда, еще ни одной, здесь только учатся их шить. Зато убытки уже понесли. На швейную фабрику из трех машинок пожаловала инспекция и за неправильное оборудование рабочих мест выписала штраф – на 10 тысяч рублей.

Решить вопрос тоже предлагают – в лучших традициях.

«Нам дают бирочку с телефонами аккредитованных организаций. Он приезжает весь обкуренный, ставит свечку. Все – 126 тысяч с тебя, я тебе бумагу даю, две печати ставлю – разрешено тебе жить и работать. Вот это аттестация рабочих мест», — сетует фермер.

С тех пор субсидий и льгот Мельниченко не просит. А просит только, чтоб работать не мешали. Блогеры, тем временем, прочат фермера в министры. Но народный герой во власть, говорит, не торопится. А односельчане и вовсе в сомнениях – а будет ли толк от бешеной популярности земляка?

— Они ее подхватили, разобрали по фразам и не понимают, что стоит за ними-то, что он хочет поменять что-то.

— Ждем мы все, пытаемся, что он приедет, и не то появятся деньги, не то что-то новое, но не появляется ничего.

Что должно появиться в Галкинском, фермер Мельниченко знает – в планах овцеферма и комбикормовый завод. Но сроки – неопределенные. Денег по-прежнему нет. А дела государственной важности – хочешь-не хочешь – отвлекают.