Битва за Дальний Восток

23.05.2019

Одобренная правительством программа развития региона вызвала сомнения у экспертов.

После таких масштабных проектов, как саммит АТЭС и Олимпиада в Сочи, нас ждет еще один – развитие Дальнего Востока. На этой неделе по итогам совещания госкомиссии по развитию региона в Якутске Дмитрий Медведев сообщил, что подписал госпрограмму развития Дальнего Востока до 2020 года стоимостью в 10,6 триллиона рублей. Хотя уже сейчас ясно, что на ближайшие основные цели госпрограммы правительству не хватает 0,5 триллиона рублей, премьер-министр заявил: «Госпрограмма мною подписана и начинает действовать».

Крупнейшей расходной статьей станет инфраструктура, именно на нее должны пойти те самые полтриллиона, которых нет. Самое дорогое – модернизация и увеличение пропускной способности БАМа и Транссиба. В 2013-2017 годах на них должны быть потрачены 980 миллиардов рублей, 260 из которых выделит федеральный бюджет. Эти деньги, как заверяет Медведев, будут внесены в уставной капитал РЖД.

Основным источником финансирования, считают в правительстве, должны стать доходы от управления средствами Фонда национального благосостояния. В 2012 году они составили 80 миллиардов рублей. Правда, существует маленькая неувязка, о которой напомнил министр финансов Антон Силуанов: эти поступления уже учтены в доходной части бюджета, следовательно, придется перераспределять расходы. Более того, по словам главы Минэкономразвития Андрея Белоусова, этой суммы не хватит, и каждый год придется общими усилиями искать еще по 20-30 миллиардов рублей. Где их искать – загадка: по мнению независимых экспертов, доходы от ФНБ – последняя попытка найти деньги, так как в основном источники финансирования исчерпаны.

Разумеется, принятие столь дорогостоящей программы сопровождается обещаниями ее невероятных будущих достижений. Так, министр Белоусов уверяет, что выполнение программы позволит разблокировать практически все сырьевые проекты на Дальнем Востоке. Пропускная способность транссибирских железных дорог, составляющая сейчас 16 миллионов тонн грузов, вырастет до 38 миллионов тонн к 2016-му и до 54 миллионов тонн к 2018 году. За счет каких грузов будет достигнут такой рост?

Между тем, премьер-министр призвал правительство активнее тратить деньги: «Дальний Восток – безусловный приоритет, прошу Минфин исходить из этого».

Однако госпрограмма для Дальнего Востока не ограничивается одними лишь финансовыми вливаниями. Правительство разработало закон о льготах для дальневосточного бизнеса. Распоряжение о внесении в Госдуму проекта этого федерального закона Медведев уже тоже подписал.

В соответствии с ним вводится новая категория налогоплательщика – участник инвестиционного проекта, реализуемого на территориях Дальневосточного федерального округа, Забайкальского края, Республики Бурятия и Иркутской области. Устанавливаются требования, которым должны отвечать претенденты на получение этого статуса.

В проекте закона отмечается, что на льготы смогут рассчитывать участники инвестиционных проектов, начатых в период с 2014 г. по 2023 г. При этом право на снижение ставок налога на прибыль организаций будут получать лишь те инвесторы, которые в течение пяти лет со дня включения в реестр вложат в свои проекты не менее 150 миллионов рублей.

Инвесторы, выполнившие эти требования, смогут экономить на налоге на прибыль в течение трех лет вплоть до 1 января 2027 г. Те же, кто инвестирует более 500 миллионов рублей, смогут пользоваться льготами в течение пяти лет, но не позднее, чем до 1 января 2029 г.

Учитывая, какие именно участники могут вложить такие деньги в инвестиционный проект, можно понять, что на Дальний Восток приглашаются исключительно крупнейшие отечественные компании, которые там и сейчас присутствуют. Именно они и будут пользоваться налоговыми льготами. А поскольку контроль расходов у нас весьма относителен, деньги в Дальний Восток будут вкладываться так же, как сейчас в Сочи.

«У нас все время придумывается какой-то повод для инвестирования средств, – говорит заместитель генерального директора ОАО «Межведомственный аналитический центр» Юрий Симачев. – А его придумывать не надо – он есть всегда. Придумывать нужно механизмы, позволяющие оценивать такого рода вложения, их эффективность. И контролировать эти вложения в нормальном рабочем ритме». При этом эксперт категорически возражает против любых инвестиционных проектов, при которых мы вынуждены заранее признать вероятность возможных злоупотреблений. А ведь госпрограмма развития Дальнего Востока пока что не блещет ни проработанностью, ни прозрачностью.

И уж совсем фантастическим видится связанное ныне с принятой госпрограммой создание на Дальнем Востоке офшорной зоны. В том же Якутске Медведев заявил: «Предложение о создании офшорной зоны на территории РФ было внесено на полном серьезе и сейчас этот вопрос прорабатывается специалистами». «Я только одно скажу, – пояснил он, – эта тема не просто так выскочила. Это не эмоциональная реакция на какие-то специфические процессы, которые происходят в еврозоне».

С критикой этой идеи уже выступило большинство независимых экспертов, начиная с бывшего главы Минфина Алексея Кудрина. Все они сходятся во мнении о том, что офшор на территории России – бессмысленная затея: люди, выводящие за рубеж деньги, сюда не придут. Трудно представить себе и иностранцев, готовых воспользоваться российским офшором.

Но и критика идеи с офшором – не самое неприятное из того, что сказано в связи с принятием госпрограммы. Некоторые эксперты рассматривают ее с точки зрения борьбы различных властных кланов. Существуют крупные энергетические госкомпании, множество федеральных и региональных игроков, которые хотят вывести 60 % территории страны из-под контроля правительства. Как тут ни вспомнить о том, что еще недавно шла речь о создании специальной госкорпорации, которая была бы выведена из-под действия российского законодательства и наделена нормотворческими функциями.

По мнению экспертов, подготовив госпрограмму развития Дальнего Востока, Медведев и его команда пытаются не дать своим конкурентам взять под контроль огромный регион.

Конечно, можно много рассуждать о причинах, породивших госпрограмму. Но главное другое: плохо подготовленная, с фантастическими идеями, без четкого финансирования, эта программа может стать гибельной для экономики всей страны, а не только Дальнего Востока.