Добро пожаловать в столичное небо

30.08.2018

Пассажирским самолетам разрешили летать над Москвой. Пока, правда, лишь в экстренных случаях, но уже через месяц и в плановом порядке. Для начала воздушным судам определили допустимую высоту в 8 километров. Но вполне очевиден курс на сближение с землей. Все подробности у Аркадия Цирульникова.

Восемь тысяч сто метров — на такой высоте отныне можно пролетать пассажирским лайнерам над столицей — прежде наглухо закрытой с воздуха. Существовавшие запреты авиаэксперты считают иррациональным наследием советского прошлого, а их отмену — напротив вполне логичным следованием общемировым тенденциям.

«Во всех городах мира самолеты совершенно нормально летают над городами. Ничему это не мешает. Помех никаких нет, а удобств больше. И для тех самолетов, которые летят высоко и пролетают мимо, но просто у них более оптимальная трасса получается», — считает Алексей Синицкий, главный редактор журнала «Авиатранспортное обозрение».

Новые нормы касаются в первую очередь транзитных судов, чьи небесные маршруты не предполагают посадки в Москве. С точки зрения авиадиспетчеров, такие полеты станут безопаснее.

«Есть возможность спрямить некоторые кривые участки, что естественно благотворно скажется на безопасности полетов, потому что исключит излишнее маневрирование воздушных судов в такой сложной зоне, облегчит работу экипажа, повысит точность самолетовождения», — отмечает Ярослав Сухарь, начальник отдела организации воздушного движения филиала «Московский центр автоматизированного управления воздушным движением».

Однако на пропускную способность столичных аэропортов снятие запретов пока никак не повлияло. 8100 — это слишком высокий коридор. Те, что предназначены для взлета и посадки проходят в три раза ниже. Отмена запретов на движение в этих высотных диапазонах сейчас обсуждается.

«Вот это решение увеличило бы просто автоматически пропускную способность аэродромов где-то порядка на 15%. Плюс еще где-то на 15-20% мы получим увеличение тогда, когда заработает новый московский центр управления воздушным движением», — объясняет Виталий Ванцев, председатель совета директоров аэропорта Внуково.

Еще одно предложение, направленное на увеличение пропускной способности московской авиаузла, предполагает работу аэропортов по географическому принципу. Шереметьево — обслуживает север и запад, Домодедово — восток, Внуково — юг. Диспетчерам это облегчит работу, но пассажирам усложнит жизнь.

«Пассажир, прилетая в Шереметьево, планирует лететь куда-то дальше. И если для того, чтобы лететь куда-то дальше ему надо переезжать с аэродрома на аэродром, то, конечно, такая стыковка весьма и весьма неудобна», — считает Михаил Ватулин, старший диспетчер московского центра автоматизированного управления воздушным движением.

Рецепт повышение объемов авиаперевозок опять-таки диктует мировая практика. Он заключается в большем количестве взлетов и посадок в минуту. По этому показателю столичные аэропорты все еще отстают от европейских в несколько раз.