Кипр как стимул сажать картошку

28.02.2019

Власти Кипра для сохранения стабильности своей финансовой системы пошли по проторенной российской дорожке — закрывая дыры за счет вкладчиков местных банков. Проблемы Кипра вызвали большой резонанс в России и Петербурге. И не только потому, что этот остров — одна из «всероссийских здравниц». Но также и потому, что многие предприятия города на Неве на 100% принадлежат кипрским компаниям. Привычка работать «по кривым схемам» на этот раз сослужит хорошую службу, полагают эксперты.

По данным комитета по инвестициям Петербурга, в 2012 году кипрские компании инвестировали в экономику города более $577 млн. Впрочем, по оценке экспертов, тут надо учитывать, что основные инвестиции в Россию делают кипрские компании, созданные самими россиянами с целью налоговой оптимизации.

Обратим внимание, что фирмы с Кипра значатся в качестве акционеров у петербургских компаний разных секторов экономики — промышленности, банковской сферы, торговли, реализации инвестиционных проектов. Всего, по данным СМИ, в Петербурге более 70 компаний с долями кипрских компаний в капитале. Среди них ООО «Воздушные ворота Северной столицы», Группа «Рив Гош», ЗАО «Балтийский берег», ОАО «АК «Трансаэро», ОАО «Банк «Санкт-Петербург» и другие. И якобы в марте у некоторых из них на счетах в кипрских банках «зависли» десятки миллионов евро.

Представители власти и петербургского бизнеса, естественно, заявляют, что кипрская проблема их не коснется.

«Финансовые ресурсы кипрских совладельцев российских предприятий, как и поступающие с острова инвестиции, имеют российское происхождение. Это капиталы, вывезенные из России по легальным или нелегальным схемам», — комментирует начальник отдела территориального стратегического планирования Международного центра социально-экономических исследований «Леонтьевский центр» Артур Батчаев.

«Российским компаниям был интересен кипрский налоговый режим и упрощенные условия ввода и вывода капитала. Тот факт, что Кипр входит в состав еврозоны, существенно экономил время и позволял оперативно проводить платежи. Кроме того, банковская тайна Кипра создавала гарантию сохранности и средств, и сведений», — поясняет аналитик «Инвесткафе» Анна Бодрова.

Эксперты почти единодушны в одном: говорить о том, что кипрский кризис окажет на экономику России какое-то катастрофическое воздействие — не стоит. «Российские бизнесмены не столь наивны, чтобы хранить все деньги в «одной корзине», даже в такой выгодной с точки зрения налогообложения. Да и кипрская юрисдикция зачастую использовалась российским бизнесом в транзитных целях: российские деньги на острове не залеживались, а переправлялись в более стабильные страны или, как уже отмечалось, «репатриировались» обратно на родину в виде инвестиций», — поясняет Артур Батчаев.

Поддерживает эту точку зрения и заведующая кафедрой финансовых рынков и финансового менеджмента петербургского отделения Высшей школы экономики Елена Рогова: «Кипр стабильно, хотя и формально, входит в тройку-пятерку стран — крупнейших инвесторов в экономику Петербурга. Однако крупный бизнес обычно деньги в кипрских банках не держит — для него это перевалочный пункт. А сами кипрские офшоры представляют из себя материнские компании, на балансе которых находятся акции, но не активы».

Экономисты обращают внимание на то, что проблемы, скорее, возникнут у торговых фирм, чем у промышленных предприятий. Компаниям с длительным циклом производства не так важна скорость оборота средств и прохождения платежей — в отличие от ритейла. Однако даже отсроченные во времени проблемы этого сектора могут опосредованно сказаться на петербуржцах. Почти 100% акций ОАО «Силовые машины» принадлежит оффшорной кипрской компании (98,45%). При этом «Силовые машины», по данным комитета экономики Смольного, значатся в тройке крупнейших промышленных предприятий-налогоплательщиков города. Так что ухудшение положения компании может при определенных обстоятельствах привести к снижению поступления налогов в городскую казну.

Большинство граждан не видят связи между личным благосостоянием и размером бюджета Петербурга. Зато все ходят в магазины. Петербург является «городом победившей сетевой торговли», обгоняя по показателю обеспеченности торговыми площадями даже Москву. Не секрет, что кипрские акционеры у известной сети продуктовых магазинов, которая позиционирует себя как выгодное место покупок. Или у сети магазинов парфюмерии и косметики, которую тоже любят за «демократичность цен», хотя и жалуются периодически, что парфюм там «продается какой-то нестойкий».

Как отмечает Елена Рогова, проблем у таких больших компаний возникнуть не должно, в отличие от средних и малых фирм, которые могут столкнуться с проблемами неплатежей. Однако если кризис накроет крупные компании, то потребителям придется несладко. По мнению экспертов-пессимистов, малый бизнес начнет испытывать трудности еще раньше. На заседании политклуба на тему «Кипр как повод для Третьей мировой войны», которое состоялось в пресс-центре «Росбалта», генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин пояснил, в кипрских банках хранил средства средний российский бизнес, в том числе производственный и торговый. Отъем у него денег может повлечь рост цен на товары широкого спроса. «Платить будем мы», — резюмировал эксперт.

Прогноз пессимистичный. Однако нельзя сказать, что такой вариант развития событий ничто не предвещало. Многие эксперты полагают, что именно политика российских властей выдавила отечественный бизнес в кипрские офшоры. Но расплачиваться за просчеты экономической политики, как всегда, будут простые граждане. Разве что консервативные петербуржцы потирают руки: они-то давно обеспечивают себе личную «продовольственную безопасность» — не перестают сажать картошку на даче. Может, еще и рецептами мыловарения поделятся?