Год России в ВТО закончился снижением цен на свинину

31.10.2019

Уже больше года как Россия является членом Всемирной торговой организации (ВТО). Напомним, Россия вступила в ВТО 22 августа 2012, став ее 156-м членом. В настоящее время в ВТО входят 159 членов, в том числе: 154 международно признанных государства-члена ООН, частично признанный Тайвань, 2 зависимые территории (Гонконг и Макао) и Европейский союз. Последней 159 страной, ставшей членом ВТО 2 марта 2013 года стал Таджикистан.

Что же произошло за этот год? Какие изменения заметили россияне за первый год, прожитый во Всемирной торговой организации? Что Россия обрела и потеряла за этот год и какие получила выгоды? На эти и другие вопросы ответил в интервью «Российской газете» директор департамента торговых переговоров минэкономразвития Максим Медведков. Публикуем с сокращениями.

Как нас и предупреждали старожилы, обживаться в ВТО оказалось непросто. Самое сложное — поменять психологию. Многие годы присоединения мы занимали чисто оборонительную позицию. От нас просили что-то сделать, мы пропускали это через фильтр «можем — не можем, нужно — не нужно». Сейчас ситуация изменилась. Мы должны выполнять свои обязательства — но можем требовать выполнения обязательств и от наших партнеров, — начал разговор Максим Медведков.

Другой вопрос — какой мы хотим видеть мировую торговлю через 5-10-15 лет? Каковы наши приоритеты? Что нужно экономике в ВТО? Найдем ответы на эти вопросы — сможем использовать ВТО по максимуму. Тогда изменится и наш реальный статус — мы станем активным игроком.

Нас поразил уровень дискуссии, профессионализм людей, которые представляют в Женеве свои правительства. Цена произнесенного слова. Нигде не прописанные, но достаточно жесткие правила поведения. Трудность нахождения компромиссов по вроде бы пустячному вопросу. Число спящих делегатов. Инертность системы — и ее стабильность. Интересных наблюдений много не только у сотрудников министерства. Дерипаска недавно сравнил ВТО с аквариумом с акулами.

Сейчас большинство организационных решений принято. Определено головное ведомство, отвечающее за ВТО (минэкономразвития), определены задачи других. Увеличена штатная численность. Создана межведомственная комиссия, которая рассматривает проблемы адаптации отраслей к условиям членства в ВТО. Налажено взаимодействие с евразийской экономической комиссией по всем ВТОшным вопросам.

Но, активным наше поведение назвать нельзя. Мы участвуем в работе практически всех органов ВТО, но выступаем только там, где наши интересы ясно определены, в том числе в отношении барьеров в торговле с третьими странами. Некоторые ограничения против России отменились сами по себе — например, квоты на ввоз стали в ЕС. Другие — после первых консультаций (например, ограничения на транзит).

У нас есть несколько ограничений.

Самое главное — кадры. Вырастить хорошего и самостоятельного специалиста — в среднем 5 лет. А как его удержать эти пять лет? Одна из моих коллег нашла себе новое место работы в интернете за день — с зарплатой раза в четыре выше. И как ее можно было удержать? Почти всю переговорную команду в годы присоединения сохранили — коллеги понимали государственную важность задачи. Сейчас нужно искать другие стимулы — на одном энтузиазме большие дела сейчас, к сожалению, не делаются.

На нужно примерно 300-400 специалистов. Их готовят. Но не везде хорошо. Нам в министерстве не нужны специалисты, которые знают, сколько соглашений в ВТО и каковы их основные положения. Нам нужны специалисты, которые могут провести антидемпинговое расследование от начала и до конца и которые, например, могут доказать в Женеве, что все специфические субсидии в России не выходят за рамки правил ВТО. Таких за год немного прибавилось — но это, как говорится, штучный товар, его «изготовление» — долгий процесс.

Далее разговор зашел о мясных поставках? Сразу после вступления в ВТО они из-за резкого снижения пошлин выросли, снизились цены на свинину и говядину. А теперь поставки снизились, говорят вскоре и цены вырастут. Это следствие тех мер, что мы вводим — например, по запрету на ввоз мяса с рактопамином?, — прозвучал вопрос

Снижения пошлин на говядину не было вообще. На свинину внутриквотная ставка сильно снизилась, однако внеквотная осталась примерно на том же уровне. Если в 2012 году ввоз свинины вырос по сравнению с 2011 годом примерно на 4 процента, то в первые 5 месяцев текущего года он упал почти на 14. Импорт падает на фоне растущего предложения с внутреннего рынка. Квоты в этом году выбираются плохо. Ветеринарные ограничения есть, но на объем импорта они практически никогда не влияют, так как касаются только небольшой части производителей, — ответил Максим Медведков

Это площадка Россельхознадзора. Насколько я знаю, многие компании США готовы поставлять продукты, произведенные без использования рактопамина. Потом, мы далеко не единственные в мире, запрещающие его использование.

Следующий вопрос коснулся членства в ВТО партнеров России по Таможенному союзу. Как продвигаются переговоры по ВТО у наших партнеров по Таможенному союзу — Казахстана и Белоруссии? Мы им оказываем поддержку?

Конечно. Казахстан — на завершающем этапе. В последние месяцы многие вопросы решаем вместе. Возобновились весной и переговоры по присоединению Белоруссии. На этом треке предстоит большая работа, поэтому к ней привлечены и российские, и международные эксперты.

Нам надо завершить формирование Таможенного союза как цельной системы, где у всех равные права и равные обязательства, в том числе и в торговых отношениях с внешним миром. Сейчас и Казахстан, и Беларусь выполняют наши обязательства в ВТО, но прав в ВТО не имеют. У них же есть конкретные экспортные интересы, а реализовать их нельзя. Это неправильно. Кроме того, нам необходимо вести дело тому, чтобы таможенный союз начал процесс сближения с ВТО. Этого нельзя сделать до присоединения к ВТО всех стран.

В рамках своего председательства в «большой двадцатке» в этом году Россия собиралась затронуть в том числе и вопросы, относящиеся к ВТО — по Дохийскому раунду, протекционистским мерам в торговле. Есть ли какие-то предложения по этому поводу?

В конце разговора к дискуссии подключились присутствующие бизнесмены и выразили свои мнения.

Сергей Удалов, исполнительный директор агентства «Автостат»:

— Пока пошлина на легковые автомобили снижена на 5 пунктов — до 25 процентов, в течение ближайших 7 лет она должна упасть до 15 процентов. Далее пошлины будут снижаться более быстрыми темпами и в итоге, вполне возможно, импорт иностранных легковых автомобилей в нашу страну вырастет.

Тем не менее вступление в ВТО цены на легковые автомобили пока не снизило. Дело в том, что в сентябре прошлого года был введен утилизационный сбор для легковых и коммерческих автомобилей. При этом большинство производителей уже имели сборку в России. И тот формат сбора, который был введен, нивелировал последствия, которые могли быть связаны с ростом дешевого импорта.

Сергей Юшин, руководитель исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации:

— Полностью оправдался сценарий резкого роста импорта свинины. Пошлины на нее были снижены. Оптовые цены на товарных свиней и свинину во второй половине 2012 года рухнули на 30 процентов. Сейчас они скорректировались, но по-прежнему на 15-20 процентов ниже, чем год назад.

В связи с присоединением к ВТО было реалистичное понимание рисков, последствий и того, как можно эти риски минимизировать. Этим правительство совместно с отраслевыми ассоциациями эффективно занимается. Но остаются две основные проблемы: задолженность бюджета на уплату части процентов по кредитам и ухудшение ситуации с распространением африканской чумы свиней.

Константин Бабкин, президент Российской ассоциации производителей сельхозтехники:

— С момента вступления в ВТО пошлины на подержанные комбайны уменьшились в 5 раз, а на новую сельхозтехнику в 3 раза — до 5 процентов. Цены на иностранную сельхозтехнику, соответственно, упали. При этом сейчас защитных мер и преференций для экспорта нашей техники за рубеж никаких не введено. Конечно, отрасли необходима помощь, чтобы выжить. Я думаю, что она должна заключаться в снижении стоимости кредитов для бизнеса, в правильной налоговой политике и отлаженной системе поддержки экспорта. Стоит задуматься и о повышении субсидий для сельского хозяйства.