«Bloomberg»: рецессия в России уже наступила?

29.05.2019

Российская экономика, долгое время бывшая одним из двигателей экономического роста в развивающемся мире, возможно, уже находится в рецессии. Что еще хуже, российские власти не дают оснований думать, что они готовы бороться с этим.

Установить наступление рецессии в России непросто. Обычное определение предусматривает, что валовой внутренний продукт сокращается (с учетом инфляции) два квартала подряд, однако Росстат – российское государственное статистическое ведомство – публикует для международного сопоставления только данные в годовом исчислении.

Чтобы оценить квартальные цифры, экономистам приходится прибегать к интерполяции. Картина получается неприглядная: как пишет в газете «Ведомости» директор по макроэкономическим исследованиям престижной московской Высшей школы экономики Сергей Алексашенко и в первом, и во втором квартале 2013 года российская экономика сокращалась на 0,1-0,3% в годовом выражении. Спад в первые три месяца года традиционен для России, но во втором квартале – нет.

Более того, на эти показатели положительно влияют гигантские строительные проекты, связанные с Зимней олимпиадой 2014 года в Сочи, которая, как ожидается, должна стоить около 50 миллиардов долларов. Однако, когда Игры закончатся, этот временно стимулирующий экономику фактор исчезнет. При этом частные инвестиции крупных и средних компаний в первой половине 2013 года уменьшились на 6,3% по сравнению с аналогичным периодом 2012 года. По оценкам Министерства экономического развития, в год из страны утекают примерно 50 миллиардов долларов частного капитала.

Низкий спрос на глобальных рынках бьет по сырьевому сектору, который традиционно служил двигателем российского роста. На прошлой неделе производящая алюминий компания «Русал» объявила, что она закрывает четыре своих завода до тех пор, пока цена на алюминий не превысит 2400 долларов за тонну. Сейчас она составляет менее 1900 долларов. Сталелитейные и угольные компании тоже сокращают производство, а производители удобрений готовятся иметь дело с последствиями разгорающейся в мире ценовой войны.

В нефтегазовом секторе, который обеспечивает России половину поступлений от экспорта, цены пока держатся. Однако газовая компания-монополист Газпром сейчас сталкивается в Европе с судебными исками: ее клиенты требуют, чтобы она отвязала свои цены от нефтяных, что может снизить ее экспортные доходы. Германская энергетическая компания RWE уже выиграла такое дело в венском арбитражном суде.

Российские власти, похоже, не замечают признаков рецессии. Центробанк практически не меняет процентные ставки, а Кремль почти не прислушивается к призывам улучшить удушающий российский деловой климат. Итогом попытки освободить примерно 300 тысяч предпринимателей, отбывающих сроки в российских тюрьмах за нарушения в коммерческой сфере, стала амнистия, которая, вероятно, затронет всего 10 тысяч человек.

Президент Владимир Путин прочно утвердился у власти по меньшей мере до конца своего истекающего в 2018 году срока, и ничто – кроме коллапса экономики – не сможет заставить власти изменить политику. Пока данные, указывающие на рецессию, заметают под ковер, а фундаментальным проблемам, приводящим к спаду, позволяют усугубляться.