Если заканчиваются нефтедоллары…

31.03.2019

Замедленный рост российской экономики отражает структурные проблемы, решением которых Кремль не занимается.

Когда-то Владимир Путин очень хвастался устойчивостью российской экономики. Когда большую часть Европы поглотила рецессия, многие завидовали развитию РФ. Возможно, сейчас ей далеко до 7% роста за год, как это было в середине 2000-х, но за 2012-й ВВП увеличился на 3,6%. Однако за I квартал 2013 года прирост экономики составил лишь 1,6% по сравнению с аналогичным показателем за прошлый год — это самые медленные темпы с 2009-го. Экономисты уже давно предупреждают о удешевление энергоносителей и рецессии в Европе. Похоже, что цены на нефть и газ скорее будут снижаться, чем расти, ведь проблемы еврозоны остаются нерешенными. Но даже в таком случае, в отличие от 2009-го, когда спад экономики вызвал финансовый кризис, новое замедление в России обусловили внутренние факторы.

Кремль не может просто ждать подъема экономики в глобальном масштабе и не имеет готовых рецептов улучшения для страны. В 2000 годах эхо девальвации 1998 года сделало российские товары привлекательными на внутреннем рынке, а неиспользованные мощности еще с советских времен давали предприятиям возможность производить больше незначительных новых инвестиций. Нефтедоллары перераспределялись через потребление. Это работало, как рассказывает Наталья Орлова, ведущий экономист Альфа-Банка, только пока Россия имела свободные мощности: «никто из власти не готовился заранее к концу этой модели».

Инвестиции остаются на низком уровне, так как высокая инфляция увеличивает расходы, а сильный рубль уничтожает конкуренцию. Это заставляет российские компании пристраивать свои сбережения в других местах. Вместе со страхом перед политической нестабильностью или потерей прав на имущество это объясняет резкий рост оттока капитала ($ 9 млрд только за май). Не способствует экономике и низкий уровень развития банков. Как пояснил старший партнер инвестиционного фонда Verno Capital Роланд Нэш, неудовлетворительная финансовая инфраструктура означает, что нет нормальной связи между теми, у кого есть свободные средства (например производители углеводородов), и теми, кому нужен капитал (например домохозяйства и мелкий бизнес).

Еще одна проблема — государство. С 2008 по 2012 год частный сектор потерял 300 тыс. рабочих мест, но государство добавило 1,1 млн и довело количество занятых в госсекторе до 18 млн (примерно 25% всей рабочей силы, что даже больше, чем во Франции). Это удивительно для страны с уровнем безработицы лишь 5%. Государство не только вытесняет частный бизнес. Последнему приходится конкурировать с государством за трудовые ресурсы, офисные площади и транспорт, что еще увеличивает расходы.

Похоже, Кремль хочет ослабить рубль, чтобы стимулировать рост. Но без структурных реформ для диверсификации экономики и улучшения бизнес-климата это не поможет заложить долговременную основу. Если экономика будет работать на полную мощность, более дешевый рубль может также ускорить и инфляцию, которая сейчас находится на уровне 7,4%. Даже в таком случае на новую главу Центрального банка Эльвиру Набиуллину будут давить с требованием снизить процентные ставки. Набиуллина — авторитетный экономист, но она пришла на эту должность из Кремля и будет не такой независимой, как ее предшественник.

Путин имеет привычку регулярно устраивать министрам «разборы полетов» за плохое решение экономических проблем. Позиции премьер-министра Дмитрия Медведева, и без того весьма шаткие, и дальше ослабевают. Он не присутствовал на последнем разносе, устроенном Путиным министрам. Не выходит на сцену и Алексей Кудрин, бывший министр финансов и возможный будущий премьер, который выступает неофициальным омбудсменом протестного движения. Он написал статью в газету «Коммерсантъ» о «половинчатых реформах и половинчатых мерах» в экономической политике.

Решение провести досрочные выборы мэра Москвы в сентябре, а не ждать до 2015 года означает, что Кремль не надеется на быстрый экономический подъем. Но Владислав Иноземцев, основатель и руководитель некоммерческой организации «Центр исследований постиндустриального общества», отмечает, что в целом для правления Путина «рост дохода важнее, чем развитие самой экономики». Низкий уровень долга и большие резервы означают, что Кремль легко может профинансировать повышение заработной платы. Это, вероятно, предотвратит политические проблемы, но не очень поможет экономике.