Максим Блант: 0:0, или «Рокировка по-путински»

18.11.2018

Несмотря на «мертвый сезон», последняя неделя ознаменовалась сразу двумя событиями, которые имеют все шансы оказать существенное влияние на развитие российской экономики в обозримом будущем. В среду Владимир Путин встретился в новой руководительницей ЦБ, экс-министром экономического развития Эльвирой Набиуллиной, которая пообещала главе государства вернуть инфляцию в запланированные рамки к концу года. После этого Путин с легким сердцем подписал закон, создающий на базе ЦБ пресловутый «мегарегулятор», вокруг которого не первый год кипят страсти. В четверг же на заседании правительства новоиспеченный глава Минэкономразвития, бывший первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев представил план мероприятий, направленных на ускорение экономического роста в России.

Ситуация возникла пикантная, если учесть, что совсем недавно за инфляцию отвечал Улюкаев, а за темпы роста экономики – Набиуллина. Так что появилась возможность оценить последствия путинской «рокировки» в экономическом блоке.

Начать, пожалуй, стоит с несгибаемого либерала-монетариста, пришедшего на службу государству еще в команде Гайдара – Алексея Улюкаева, долгие годы плечом к плечу с руководством Минфина боровшегося с поползновениями бывших подчиненных Набиуллиной подстегнуть экономический рост в стране мерами бюджетного или монетарного стимулирования. Не далее как весной этого года Улюкаев весьма убедительно доказывал, что в нынешних условиях дополнительные стимулы (в частности, снижение ставки рефинансирования и удешевление кредитов для бизнеса либо ослабление рубля) приведут лишь к разгону инфляции. А к середине лета ситуация в российской экономике, оказывается, радикально изменилась. Ни с того, ни с сего обнаружился не наблюдавшийся ранее Улюкаевым разрыв между возможным и фактическим выпуском продукции, который делает монетарно-фискальное стимулирование эффективным. Этим Минэкономразвития и предполагает заняться. Речь идет и о возврате отмененных льгот по уплате страховых взносов для малого и среднего бизнеса, и об облегчении доступа малому и среднему бизнесу к госзаказу, и о повышении доступности банковского кредитования. И, конечно же, о государственных инвестициях средств Фонда национального благосостояния в «системообразующие» проекты, способные подстегнуть темпы роста российской экономики. К 15 сентября министерство разработает механизм вложения средств ФНБ в инвестиционные проекты, а к октябрю – правила и критерии отбора проектов. Уже к декабрю Минэкономразвития, Минфин, Минтранс, Минэнерго и Минпромторг должны согласовать перечень проектов. Робкое предложение Минфина ограничить использование средств ФНБ инвестициями в БАМ, Транссиб и скоростную магистраль до Казани, похоже, так никто и не услышал.

Практически ничего нового в плане Минэкономразвития не содержится: Улюкаев лишь свел воедино озвучивавшиеся в разное время идеи чиновников министерства. Новость лишь в том, что отстаивает этот план бывший непримиримый противник подобного рода стимулов.

Что касается Набиуллиной, то трансформация ее экономических воззрений далеко не так очевидна. Хотя стоит отметить, что с Путиным она заговорила именно об обуздании инфляции, а не о том, что превратившийся в «мегарегулятор» ЦБ готов делать для стимулирования экономического роста. Да и тот факт, что, оказавшись на своем новом посту, Набиуллина не кинулась первым делом снижать ставку рефинансирования, чего давно и пока безуспешно добивается ее бывшее ведомство, о чем-то да говорит.

Как надолго сохранятся нынешние взгляды Набиуллиной, прогнозировать сложно. Особенно если учесть, что подписанный Путиным новый закон о ЦБ был дополнен нормой, согласно которой основной целью денежно-кредитной политики Банка России является защита и обеспечение устойчивости рубля посредством поддержания ценовой стабильности, в том числе для формирования условий сбалансированного и устойчивого экономического роста.