Особенности национальной конкуренции

29.09.2018

Спасет ли российскую экономику внутренняя ВТО

Премьер Дмитрий Медведев на заседании кабмина в минувший четверг «открыл Америку» – сказал, что экономика у нас остается слабоконкурентной. «Она покоится в значительной мере на завышенных ценах, на тех инвестициях, которые далеко не всегда находят себе применение, на слабом технологическом развитии», — объяснил господин Медведев. По словам премьера, слабая конкуренция наблюдается на рынках сырьевых товаров, в сфере естественных монополий, системе госзакупок, в сфере ЖКХ, общественных перевозок, связи и медицины. В этом, по мысли премьера, кроется одна из причин стагнации экономики. «Мы с вами прекрасно понимаем, что таких темпов нам для развития недостаточно», – подытожил он.

Понятно, в чей огород пущен камень. Медведев как бы говорит, что виной всему эгоизм естественных монополий и неэффективность Федеральной антимонопольной службы (ФАС). Недаром следом выступил с докладом глава ФАС Игорь Артемьев, который подтвердил, что «по интенсивности конкуренции на товарных рынках мы опустились на несколько позиций». Но только ли в этом дело?

Наверное, нет. У нас каждый регион отчаянно защищает собственный рынок. Губернаторов кормят местные бизнесмены, поэтому рязанская, например, мука, не пробьется на рынок Челябинска, где есть своя. А тамбовское молоко и творог не увидят рынок Липецка. И подобных примеров по России – тысячи. Помимо того, что это ослабляет конкуренцию, так еще завязано на коррупции. Может, вместо общих рассуждений о конкурентности нам впору вводить внутреннюю ВТО?

– В российской экономике сплелось столько разных болезней и проблем, что трудно выделить одну главную, – считает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. – Монополизм региональных производителей – одна из них, причем не самая страшная. Ее, в принципе, можно было бы преодолеть. Как раз ФАС занимается вопросами монополизации региональных рынков, и именно на этом направлении у службы больше возможностей что-либо сделать, чем в борьбе с естественными монополиями.

Естественные монополии – по понятным причинам – регулируются на самом верху. Для этого имеется правительственная комиссия по тарифам, и реально ее политику определяют первые лица государства. ФАС – при всем желании – не способна на них влиять. Региональные рынки – другое дело. Политический вес самой ФАС вполне сопоставим с весом региональных властей, поэтому внутреннюю конкуренцию служба могла бы обеспечить.

Однако, ломая замкнутые региональные рынки, важно не перегнуть палку. Важно не допустить, чтобы это происходило в интересах иностранных поставщиков и иностранных торговых сетей. В нынешней ситуации региональный монополизм частично защищает нас от внешней экспансии. Получается, одна болезнь предохраняет от другой, более опасной. Открытие региональных рынков не должно привести к автоматическому замещению товаров отечественных производителей импортом, а самих производителей – более сильными транснациональными игроками.

На мой взгляд, симптоматично, что ФАС слабо занимается вопросами деятельности иностранных компаний в России. Между тем, уже сегодня монополизм иностранных компаний куда больше, чем региональных российских.

– Замкнутых региональных рынков в России уже нет, – считает в свою очередь директор региональной программы Независимого института социальной политики, эксперт Программы развития ООН Наталья Зубаревич. – Во все большие города пришли крупные торговые сети, которые получают продукцию от поставщиков в широком круге регионов. Так что уместно говорить не о региональном монополизме, а о коррупционной связке местных властей и бизнеса. Но это касается, прежде всего, средних и малых городов, в крупных есть конкуренция и между сетями. Торговые сети – при всех издержках их политики – раскрывают регионы, и не дают им «окукливаться».

Монополизм, в первую очередь, касается федеральных корпораций. Поэтому было бы лучше, если бы правительство начало борьбу с себя. Монополизм, с одной стороны, создается за счет концентрации госсектора в экономике. Вторая группа монополистов – муниципальные предприятия, оказывающие населению коммунальные услуги – дающие электричество, воду, тепло.

«СП»: – Медведев говорил, что государству нужно уйти из ЖКХ, медицины, связи. Это здравое предложение?

– Государству крайне трудно уйти из ЖКХ – коммуникации в этом секторе изношены, и в них нужно вкладывать огромные деньги. Кроме того, переход локальных муниципальных предприятий в частные руки сам по себе монополизм не ликвидирует. Водоканал в городе все равно будет один, альтернативы предприятиям тепло- и водоснабжения просто нет. Другое дело, можно наладить контроль над расходами унитарных предприятий.