Экономическая катастрофа: да или нет?

28.02.2019

Рост российской экономики так и не повышается необходимыми темпами. Он практически замер. По всем законам это плохо.

Ещё В. Путин провёл в Сочи специальное заседание ключевых чиновников, отвечающих за экономику. Позже в экономическом блоке руководства страны произошла «рокировка». Эльвира Набиуллина возглавила Центробанк. На её место помощника Президента по экономике пришёл Андрей Белоусов, освободив кресло министра экономического развития для Алексея Улюкаева, бывшего зампреда Цетробанка. Бывший Председатель Банка России Сергей Игнатьев остался там же помогать Набиуллиной в качестве помощника. Первая мысль — изменения во властных структурах связаны с кардинальной переменой в экономической политике в ожидании новой волны экономического кризиса.

Пока каких-то очевидных изменений не видно. Но обострилась полемика между теми, кто хочет продолжать копить нефтяные деньги «на чёрный день», и теми, кто призывает тратить их на развитие экономики страны. Но это «на стороне». А все ключевые фигуры, пересевшие в другие кресла, по своей сути представляют единую идеологическую команду. Разница в подходах к расходованию средств бюджета у них минимальна. Набиуллина и Белоусов готовы тратить чуть больше, а Улюкаев и Игнатьев не готовы этого делать совсем. Интрига заключается в том, что именно в эти дни в правительстве происходит заключительное формирование бюджета на 2014 — 2016 годы.

Тем временем изменения в экономической политике уже происходят. Наблюдается плавный отказ от «бюджетного правила». То есть из неприкасаемых ранее нефтегазовых фондов планируется брать деньги на развитие. В январе деньги из резервных фондов уже ушли на покрытие дефицита бюджета. При минимальном мировом понижении цены на энергоносители, «в загашнике» очень быстро не останется ничего, и вот тогда нас действительно ждёт кризис. Причём совсем скоро.

— Дефицит бюджета при цене нефти 108 долларов на фоне стагнации экономического роста и снижения наполнения резервных фондов указывает на скорую и практически неизбежную девальвацию. Стоит нефтяным ценам хоть немного упасть, и процесс будет запущен, — бьёт тревогу известный аналитик Сергей Хестанов. По его словам, лишь одни ожидания девальвации обладают свойством сбываться. Есть логика в этих рассуждениях? Есть. Вывод — надо экономить и не трогать «кубышку».

Однако и другой стороне не откажешь в здравомыслии. Сторонники более активного вливания денег в экономику говорят, что из-за физической нехватки свободных денег в России, кредиты для промышленности стоят слишком дорого. Чтобы брать их даже на короткие сроки, надо десять раз подумать. Что же касается долгосрочных инвестиций, в которых катастрофически нуждаются серьёзные высокотехнологические проекты промышленности и сельского хозяйства, — об этом нужно забыть при нынешнем «скопидомстве» правительственных банкиров и экономистов. Расходы в проекте бюджета на следующие три года растут только по оборонному ведомству. На образование и здравоохранение выделяются копейки: о каком развитии страны может идти речь?

Вот и получается, что экономические обзоры последнего времени, как ни крути, утверждают одно — путь к новому кризису предопределён судьбой. Будет он в августе или в декабре — не так уж важно. Всё зависит от того, как считать. Например, загадочным способом вырос внешний долг России. На 1 апреля 2013 года он оказался на 21,6% больше, чем год назад. Особенно задолжали банки. Лучше ситуация у промышленников, в том числе с отдачей заёмных средств. Любопытно, что эти долги расцениваются некоторыми экономистами как привлечение капитала в страну, что есть хорошо. Остаётся быть уверенным в том, насколько уровень долгов обеспечен золотовалютными резервами Центробанка. Их сейчас около 515 млрд. долларов, и они сопоставимы с общей задолженностью страны. Но это не повод, чтобы паниковать. Кстати, в долге находятся примеру деньги, одолженные за границей «Роснефтью» на покупку ТНК-ВР. Наблюдается и значительный приток иностранного капитала в долговые бумаги России. Все эти заимствования явно скажутся позитивно уже в скором времени.

Многие экономисты уверены при этом, что самая большая неприятность, которая может случиться с нашей национальной валютой, — это её ослабление к бивалютной корзине в пределах одного рубля. Так что обвальной девальвации ни в августе, ни осенью ждать не стоит. А плавное ослабление рубля может только помочь нашему экспорту.

И, пожалуй, самое главное — российская экономика всё же продолжает расти. Конечно не так, как несколькими годами раньше, и не так, как хочется. Но во втором полугодии 2013 года, уверены эксперты, рост промышленного производства заметно усилится. Произойдёт это за счёт смягчения пресловутого «бюджетного правила»: ведь госинвестиции увеличатся. Добавятся деньги и из запечатанных, как казалось ранее, «намертво» нефтегазовых резервных фондов.

Но и риски остаются. Первый — нефтегазовая зависимость страны. Всё будет хорошо, если цена нефти не упадёт ниже 110 долларов за баррель. Пока такой сценарий практически исключён.

Второй риск связан с эффективной способностью правительства обеспечивать свои социальные обязательства. Тут тоже тревог особых нет, несмотря на то что некоторые наблюдатели отмечают нервозность иных чиновников. Но это скорее отражение их личных опасений за выполнение порученного им партией и правительством дела.

И самое главное — наши успехи или поражения будут целиком зависеть от эффективности и целесообразности промышленной политики, готовность серьёзно проводить в жизнь которую в последнее время не раз показывало российское руководство.