«В решении по трубопроводу в Европу нет ничего личного»

09.06.2019

Как и персонаж одноименной оперы, трубопровод «Набукко» – некогда ведущий вариант транспортировки природного газа из Азербайджана в страны Европы, «обошли на повороте» и низвергли с занимаемых высот.

В опере Набукко – это царь вавилонский, которого перехитрила группа придворных заговорщиков и временно свергла с престола. Пережив духовное перерождение, он одерживает победу над своими врагами и возвращает себе трон. Однако счастливый конец в произведении искусства – это одно. В каспийской же энергоэкспортной игре далеко не ясно, сможет ли трубопроводный проект, официально известный под названием «Набукко-Запад», вернуть себе занимаемые позиции. А все потому, что основной причиной, по которой данный проект уступил другим многочисленным предложениям по транспортировке газа с крупнейшего месторождения Азербайджана «Шах-Дениз», стало не дипломатическое маневрирование, а элементарный финансовый расчет.

28 июня международный консорциум, занимающийся эксплуатацией месторождения «Шах-Дениз» на шельфе Каспия (в составе ВР, Государственной нефтяной компании Азербайджанской Республики и Total) объявил, что в конкурсе на экспорт 16 млрд кубометров газа в год на второй стадии реализации проекта одержал победу конкурирующий Трансадриатический газопровод (ТАР). Решение консорциума стало для многих неожиданностью. Проект «Набукко-Запад» пользовался гораздо более сильной дипломатической поддержкой со стороны Евросоюза и Соединенных Штатов, нежели ТАР, разрабатываемый швейцарской компанией Axpo, немецкой E.ON и норвежской Statoil.

На взгляд некоторых обозревателей, этот выбор означает победу для России. Трубопровод «Набукко-Запад» протяженностью 1300 км, идущий из Турции по территории Болгарии, Румынии, Венгрии и Австрии, задумывался как способ ослабить зависимость европейских стран от российского газа. Маршрут Трансадриатического газопровода из Турции через Грецию, Албанию и Италию «не пересекается с интересами Москвы в Европе», – отмечает руководитель бакинского аналитического центра «Атлас» политолог Эльхан Шахиноглу.

А вот высокопоставленный дипломат одного из государств Евросоюза, пожелавший остаться неназванным, подчеркнул, что в своем выборе консорциум исходил из того факта, что Трансадриатический газопровод представляет собой более рациональное в финансовом смысле решение, чем проект «Набукко-Запад». «Не следует искать здесь политической подоплеки, – сказал он EurasiaNet.org. – «Шах-Дениз-II» является очень дорогостоящим проектом, буровые работы сложные, и объем инвестиций постоянно растет. Поэтому партнеры по консорциуму, в частности компании ВР и [норвежская] Statoil, активно лоббировали в пользу Трансадриатического газопровода».

На состоявшемся 1 июля брифинге в Баку вице-президент Эл Кук (Al Cook) компании ВР-Азербайджан, отвечающий за проект «Шах-Дениз», подтвердил наличие таких соображений, назвав Трансадриатический газопровод «намного более эффективным, нежели «Набукко-Запад» с точки зрения газовых цен и тарифов».

Трансадриатический газопровод предложил консорциуму транзитный тариф в 3 евро (3,85 доллара) за 100 км газопровода, что на 50 центов дешевле, чем предлагает «Набукко-Запад» за то же самое расстояние. Плюс первый короче «Набукко» на 459 км, что в итоге еще больше удешевляет тарифы.

Объем инвестиций, необходимый для строительства Трансадриатического газопровода, также значительно меньше – по предварительным оценкам, он составляет 4,4 млрд евро (5,64 млрд долларов) по сравнению с 6,6 млрд евро (8,47 млрд долларов), необходимыми для сооружения «Набукко-Запад». В результате выбора в пользу Трансадриатического газопровода консорциум располагает теперь 50-процентной долей в газопроводе (по 20 процентов у компаний ВР и ГНКАР и 10 процентов у Total).

Аналитик по энергетическим вопросам Ильхам Шабан также отмечает, что средняя закупочная цена на газ среди потенциальных потребителей Трансадриатического газопровода (Греции, Албании, Италии, Хорватии, Боснии и Черногории) выше, чем «Набукко-Запада», которые имели бы также доступ к российскому газу.

По мнению Эльхана Шахиноглу, выбор Трансадриатического газопровода объясняется также косвенными положительными моментами. 20 июня было одобрено предложение ГНКАР о приобретении за 400 млн евро (524,2 млн долларов) 66-процентной доли в газотранспортной компании DESFA одной из стран Трансадриатического газопровода – Греции. Эта сделка впервые обеспечивает ГНКАР прямой контроль над внутренним газораспределительным рынком на территории ЕС.

Хотя официально решения по Трансадриатическому газопроводу и компании DESFA не связаны между собой, газопровод, на взгляд Шахиноглу, придал дополнительный вес предложению ГНКАР по компании DESFA, сделав его «частью сделки между правительствами Азербайджана и Греции».

Но хотя позиции Трансадриатического газопровода представляются практически неприступными, совершенно отказываться от проекта «Набукко-Запад» мало кто собирается. Лоббирование в пользу этого проекта не ослабилось. Помимо всего прочего, президент Ильхам Алиев, судя по всему, не вполне твердо определился с решением страны в отношении трубопровода. По словам европейского дипломата, Алиев «не слишком комфортно» чувствовал себя в ходе визита 21 июня в Брюссель, «объясняя руководству ЕС, почему Баку сделал выбор не в пользу предпочитаемого ЕС проекта «Набукко-Запад».

3 июля комиссар ЕС по вопросам энергетики Гюнтер Эттингер объявил, что проект «Набукко» остается на повестке дня ЕС ввиду того, что «потребности Европы в газе к 2020 году возрастут, а Азербайджан планирует увеличить добычу газа на других своих месторождениях».

«Азербайджан располагает другими многообещающими месторождениями, и «Набукко» может быть востребован в будущем», – разделил это мнение 28 июня президент «ВР-Азербайджан» Гордон Биррел (Gordon Birrel).

К 2025 году объем добычи газа в Азербайджане может достичь 32 млрд кубометров в год; главным из месторождений, для которых потребуется экспортный газопровод, является Апшеронское, запасы которого оцениваются в 300 млрд кубометров, а добыча должна начаться к 2020 году.

Бакинский эксперт по энергетическим вопросам Ильхам Шабан с пессимизмом смотрит на шансы «Набукко». На его взгляд, нынешнее лоббирование в пользу проекта объясняется «инерцией». «Набукко» был очень широкомасштабным, амбициозным проектом, стоял на повестке дня на протяжении десятилетия и пользовался беспрецедентной политической поддержкой и уровнем лоббирования в истории строительства трубопроводов. Так что такой проект просто не может в одночасье раствориться в воздухе в результате принятия одного решения», – говорит Шабан.

Со временем, однако, «энергетическая карта Европы претерпит серьезные изменения», и экспорту из Каспийского бассейна начнут составлять конкуренцию сланцевый или сжиженный природный газ. «Набукко придется со всем этим конкурировать», – добавляет эксперт. На его взгляд, «история с «Набукко» закончена».