«Мир не избавлен от перспективы энергетического кризиса»

20.08.2019

Трудноизвлекаемая нефть не дала нам особых гарантий на несколько десятков лет безбедного существования .

— На днях в СМИ прошло сообщение о том, что размер запасов нефти в России больше не является государственной тайной. Действительно у нас была беспрецедентная ситуация, когда распоряжением премьер-министра Михаила Касьянова эти сведения были объявлены государственной тайной и засекречены. Это давало возможность надувать щеки и говорить, что мы очень богаты, и опровергнуть это было нельзя. Но зарубежные рейтинги по запасам нефти все-таки составлялись, и Россия в них занимала седьмое, а иногда и восьмое место.

Америка, Канада и Венесуэла по доказанным запасам нефти резко вырвались вперед

Вместе с тем сведения по добыче не засекречивались, и было известно, что по этому параметру мы находились среди лидеров, выходя на первое место. То есть наша нефть расходовалась быстрее, чем, например, месторождения Саудовской Аравии, которая к тому же в те времена удерживала первое место в мире по запасам .

В 2002 году Америка, Канада и Венесуэла по доказанным запасам нефти резко вырвались вперед. Если не знать, что произошло, то это может вызвать детскую радость. Однако тогда просто произошла смена порядка учета самих запасов. По инициативе американцев стали учитываться и нефтеносные пески. Но их нельзя добывать по обычной скважинной технологии, эти месторождения разрабатывают карьерным способом, и потом песок пропаривается горячей водой или паром. На тонну песка выход нефти составляет половину, и в целом расход энергии на добычу оказывается не намного меньше чем энергия, которую дает извлекаемая таким образом нефть. Вот чем объясняется рост запасов США, Канады и Венесуэлы. Казалось бы, а при чем здесь мы? При том, что и у нас есть такая нефть в значительных количествах.

Поскольку баланс между получаемый энергией и затраченной энергией при добыче оказывается все-таки положительным (на пределе), то нефтеносный песок можно назвать полезным ископаемым. Но разумеется, эффективность разработки таких карьеров ни в какое сравнение не идет с ближневосточной легкой нефтью, которая даже в необработанном виде уже является чуть ли ни керосином. То есть если мы нефть «из песка» называем нефтью, так и уголь можно назвать нефтью, ведь из угля тоже можно сделать жидкое топливо, и энергобаланс такого производства тоже окажется положительным.

От изменения статистики ничего не изменилось по сути

Помните старый анекдот про то, что пассажиры поезда раскачивали вагоны и делали вид, что едут? В известной степени и убеждение, что мир избавлен от перспективы энергетического кризиса, построено на тех же действиях. Когда закончится настоящая нефть и доступный газ, то придется вкладывать огромные средства в новые технологии и инфраструктуру.

Иными словами, от изменения статистики, которая выросла и по России, ничего не изменилось по сути. Трудноизвлекаемая нефть не дала нам особых гарантий на несколько десятков лет безбедного существования вперед. Речь не идет о вселенской катастрофе, источники энергии есть, надо только научиться их использовать с большой эффективностью, например это относится к тому же каменному углю.

Интересная и первая реакция на рассекречивание российских данных по запасам. С редкостным простодушием было заявлено, что информация о запасах — это наше конкурентное преимущество при привлечении инвестиций. Но если речь идет о выгодах от обнародованной информации, то возникает вопрос: насколько она достоверна. Так что попытки представить эти сведения как нечто, решающее наши проблемы, несостоятельны. Мир не избавлен от перспективы энергетического кризиса.